«Криминал Находки» - часть 2. Государство в государстве

«Сопки» продолжают цикл публикаций, посвящённых истории общественно-политических процессов в приморском городе Находка за последние двадцать лет

13 Июня 2018, 07:51

«Криминал Находки» - часть 2. Государство в государстве
style="text-align: justify;">Приватизация в городе Находке проводилась как и по всей стране, но с рядом некоторых особенностей. В Приморском крае губернаторстовавал в тот период Евгений Наздратенко – как говорят, крутой мужик по жизни, из горнопромышленников Дальнегорска. И команду он собрал вокруг себя соответствующую: в частности, приватизацией госимущества и предприятий заведовал Геннадий Токуленко – руководитель краевого фонда госимущества в статусе вице-губернатора. Будучи «крепким хозяйственником» Евгений Иванович стремился все собрать под себя, для чего им было инициировано создание АООТ ПАКТ (Приморской акционерной компании товаропроизводителей), объединившее более 30 крупнейших предприятий и более 200 физлиц – из числа видных деловых фигур со всего Приморья. Но Находка «проплывала» мимо: в ней, в свете режима СЭЗ, был собственный городской отдел приватизации с правами филиала РФФИ, руководил которым Владимир Мусарский – бывший преподаватель, но личный знакомец Анатолия Чубайса, который на тот момент командовал приватизацией в целом по Российской Федерации.

Таким образом город-порт Находка стал «государством в государстве», где интересы АО ПАКТ никак не учитывались. Что, вероятно, могло быть одной из веских причин провала некоторых затей, связанных с деятельностью СЭЗ.

Тем не менее, банк «Находка» активно кредитовал краевые предприятия: не только те, что территориально относились к СЭЗ, вроде Партизанской швейной фабрики или завода «Ураган», но и уссурийские сахарный завод, картонно-бумажный и масложиркомбинат (в данное время известный как «Приморская соя»).

По инициативе тогдашнего главы администрации Находки Виктора Гнездилова в городе был создан собственный своеобразный «клуб директоров», куда вошли руководители всех портов, обоих судоремонтных заводов, Приморского морского пароходства, стройтрестов, жестяно-баночной фабрики и торгово-снабженческих баз, игравших в городе важную роль логистического узла по двум основным направлениям: товаропотока из АТР в Россию, и внутри РФ, с материка «на севера», т.е. в Магаданскую область, Камчатку, Корякию (что в те времена была отдельным субъектом РФ), Чукотку и Курилы с Сахалином – всюду, куда не были проложены рельсы РЖД (бывшего министерства путей сообщения).

АКБ «Находка», создававшийся на базе «Диалогбанка», был зарегистрирован как АОЗТ в начале 1992 года. Его первоначальными учредителями были: АК СЭЗ «Находка» — 20%, страховая компания «Находка-Аско», компания «Находкалес», СП «Диалог-Находка», «Диалог-Москва», «Си-Ай-Ти». К 1998 году список крупнейших акционеров изменился: в него вошли ПМП (Приморское морское пароходство) — с долей около 20 %, комитет по управлению муниципальным имуществом администрации Находки — с долей около 10 %, ОАО НБАМР (Находкинская база активного морского рыболовства, которая еще не была подконтрольна С.М. Дарькину) — 7 %, «Находканефтепродукт» — 6 %.

Стартовал АКБ «Находка» впечатляюще: в период 1994 – 1996 гг. процентные ставки по депозитам росли опережающими темпами, превысив к весне 1996 года 300% годовых, но к тому времени банк постиг кризис неплатежей по кредитам – задолго до пресловутого дефолта в августе 1998-го. И в 1996-1997 годах банк «Находка» тянули из ямы всем миром: банку и даже его акционерам не предъявляли претензий, не выставляли пеней и штрафов за неуплату налогов, изыскивали всевозможные способы поддержки – вплоть до выпуска т.н. «земельных облигаций» для выкупа находкинскими предприятиями земли, на которой эти предприятия находились (эти решения проводились через местную думу, но в 2002-м были ею же отменены). А по сути АКБ «Находка», задавивший массой конкурента – Торгово-индустриальный банк «хатуевских» — стал превращаться в «пирамиду», где «нужным» людям и организациям выдавали кредиты под процент меньший, чем ставка по депозитам, и эти кредиты тут же вкладывались в этот банк на депозитные счета ради получения выгоды с процента по вкладам. Причем в эту игру включались и силовики, что на тот момент еще не обладали реальной силой «красных крыш». Но ситуация менялась.

Приватизация в городе Находке, невзирая на ее особый статус СЭЗ, не избежала «детской болезни криминала». И практически за каждым серьезным предприятием шла охота: над торговым портом, рыбным портом, нефтеналивным портом, НСРЗ, Приморским заводом, ЖБФ, Дальморгеологией и даже НБАМР кто-нибудь стремился «взять шефство». Потому, что просто «выколачивать наличку» как это делалось на рынках и оптовых базах, было не с руки, да и выглядело мелко: организованная преступность стремилась к легализации в бизнесе, начав с ресторанов, магазинов и автосервисов она стремилась к новым высотам.

Сдерживающим фактором для ОПГ в определенной степени служила роль Кеннета Дарта – американского миллиардера, купившего пакеты акций в торговом и Восточном портах за внушительные по тем временам суммы, а также «таинственные москвичи» из фирмы СП «Диалог» за которым стоял другой американский миллионер, Джо Ричи – с которыми, по одной из версий, отправился в столицу «договариваться» Юрий Давыдкин («крестный отец» будущей «банды Вэпса») когда и был убит в 1993 году.

Схематически события тех лет прорисовываются примерно так: есть крупный госпроект – СЭЗ «Находка», у него есть деньги – АКБ «Находка», у него есть менеджмент – АК СЭЗ «Находка». К участию в проектах и получению доли денег стремятся примкнуть многие, но удается лишь избранным. При этом и в административном комитете СЭЗ, и в банке, руководят и лоббируют люди, которым ничто человеческое не чуждо. Поэтому одни из проектов продвигаются, другие саботируются, деньги по разным схемам растаскиваются по карманам, предприятия создаются и разоряются, но их руководители богатеют и растут в статусах, делая карьеры, в т.ч. политические, несмотря на все экономические провалы.

Игорь Сиротинин, Виктор Шумило, Анатолий Колесниченко, Анатолий Украинченко, Сергей Дудник, Николай Заварзин, Геннадий Жебелев, Гелий Мясников, Геннадий Смирнов, Евгений Чиж, да и сам экс-мэр Виктор Гнездилов и еще многие-многие другие руководители, кто смог «провести» город Находку через «лихие девяностые» — многие из них поныне здравствуют и являются почетными гражданами города.

Вот только вкладчики обанкротившихся банков (Торгово-индустриальный в 1996-м, АКБ «Находка»в – в 1998 году), да потерявшие бизнес и имущество предприниматели, помнят другую сторону их «медалей»… Передел не мог не грянуть – и он, естественно, случился: наиболее резонансным, в этой части, не считая бандитской войны «Вэпса» с «хатуевско-романовской» ОПГ, стало дерзкое убийство нового гендиректора ОАО порт Восточный Леонида Бочкова в ноябре 2001 года — за это убийство получили большие срока Сергей Зубов и Юрий Жерников («Зверь» и «Мексиканец»), оба – бойцы-рукопашники, легально работавшие охранниками банно-прачечного комбината, задержанные в машине по пути из порта, блокированного милицией сразу после убийства. В другой машине был и Евгений Романов — но ему органы ничего не смогли предъявить, тогда как у Зверева и Жерникова обнаружилась на машине и одежде кровь убитого и пороховые следы. И хотя осужденные вины не признали и никого не назвали, дело в отношении «неустановленных» заказчика и организатора убийства поныне пылиться где-то в архивах Следственного комитета.


Задать вопрос


Ваш е-mail:

Ваше имя:

Вопрос: