Трутень угольный

С кем и для кого Мисевра роет уголь на Сахалине

17 Декабря 2019, 09:05

Трутень угольный

Уже четыре года дела у Восточной горнорудной компании (ООО «ВГК») на Сахалине идут в гору. Произошло это после того, как руководителям в 2015 году была одобрена инвестиция на строительство конвейера. Однако сделано ничего не было. И государство ничего не получило, сообщает дальневосточный медиа-стартап «Сопки».

В очередной раз в текущем году депутаты областной думы Сахалина принимают бюджет на следующий год. И он, как и в текущем, будет дефицитный. Казалось бы, в области не хватает налоговых поступлений. И это мнение имеет место быть хотя бы потому, что регион ничего не получает от деятельности Восточной горнорудной компании, крупнейшего угледобывающего предприятия Сахалинской области. У компании многомиллиардный оборот, от налогов она полностью освобождена. Сырьё, которое добывается на Сахалине и в Магаданской области, идёт в Китай, Японию, Индию, в Тайвань и Филиппины. И при всех этих условиях крупнейшее предприятие, зарегистрированное как общество с ограниченной ответственностью с уставным капиталом в размере 10 тысяч рублей, почти на 100% принадлежит оффшорной структуре. И получившее в своё время инвестиции, которые не были реализованы.

История началась с того, что ещё в 2014 году ВГК находилась в критическом положении: руководители не знали, как выйти из убытков. Но в конце 2015-го года Фонд развития Дальнего Востока одобрил компании инвестицию в строительство инфраструктуры на Солнцевском месторождении, которое принадлежит компании. Объём государственных вливаний составил 2,8 миллиарда рублей под 10,5% годовых на 10 лет, говорится в решении правительственной подкомиссии по инвестиционным проектам на Дальнем Востоке под председательством вице-премьера Юрия Трутнева.

Деньги, которые были получены от Фонда, в компании должны были направить на строительство ленточного конвейера. Ещё три года назад председатель совета директоров Восточной горнорудной компании Олег Мисевра рассказывал о том, что это будет уникальный конвейер, аналогов которому в России нет. В компании уверяли, что после введения его в эксплуатацию планируют увеличить добычу угля в два раза всего за два года. Однако инвестиции были направлены, а конвейер так и не появился. В сентябре 2019 года компания сообщила, что лишь начала предстроительные работы по реализации проекта, который надеется завершить лишь в 2021 году.

Несмотря на то, что проект строительства уже точно можно назвать провалом, финансовое состояние компании никак не пострадало. А наоборот, значительно улучшилось. Уже по итогам 2016 года компания вышла в плюс: выручка составила 6,6 миллиарда рублей, а чистая прибыль — 1,4 миллиарда рублей. В 2017 году финансовые результаты удвоились: выручка — 14,5 миллиарда рублей (+220% к предыдущему году), чистая прибыль — 2,9 миллиарда рублей (+205% к показателям предыдущего года). А в 2018 году — даже почти утроились: выручка — 27,5 миллиарда рублей (+190% к показателям предыдущего года), чистая прибыль составила 9 миллиардов руб­лей (+312% к предыдущему году). Рекордный рост в компании объясняют тем, что от налогов она полностью освобождена. Единственное, от НДС их не освободили. Де-факто получается, что активы предприятия растут благодаря господдержке, как прямой (субсидии), так и косвенной (налоговые льготы и преференции).

При этом отдачи в виде налогов государство не получает: мажоритарным акционером Восточной горнорудной компании является кипрский офшор «Алтрасо Венчурз ЛТД», партнёром же остаётся УК «Сахалинуголь», учредителем которой является также кипрский офшор «Аэтон Коммершиал ЛТД».

Не исключено, что сверхпривлекательные условия компания получает благодаря своему «административному ресурсу». Свидетельством того, насколько в Дальневосточном федеральном округе переплетены политика и бизнес, является хотя бы тот факт, что председатель совета директоров Восточной горнорудной компании, «угольный король» Олег Мисевра является членом Общественного совета при трутневском Министерстве по развитию Дальнего Востока. А «контролёром» от полпреда в компании можно считать Андрея Мотовилова. В тот момент, когда Трутнев занимал кресло пермского губернатора, Мотовилов трудился на посту заместителя гендиректора «Уралкалия» — крупнейшего предприятия Пермского края. С мая 2006 года Мотовилов возглавлял городскую администрацию города Березники, который считается вотчиной «Уралкалия». Кстати, один из владельцев Восточной горнорудной компании, Александр Несис, контролировал до 15% этого предприятия.

В 2007 году случилась авария на первом рудоуправлении «Уралкалия». Тандем Трутнев — Мотовилов сыграл ключевую роль в восстановлении репутации «Уралкалия»: Трутнев как министр природных ресурсов, а Мотовилов как глава города Березняки. В некоторых СМИ после инцидента появилась информация о том, что заместитель председателя правительства РФ — полномочный представитель президента РФ в ДФО Юрий Трутнев в дальнейшем может стать бенефициаром компании. Однако ему через Генпрокуратуру удалось добиться опровержения. Он доказал, что к компании никакого отношения не имеет.

Фото: eastmining.ru


Задать вопрос


Ваш е-mail:

Ваше имя:

Вопрос: