Осадочек остался: что еще натворили оппозиционеры 1 июля на УИКах Приморья

Председателей комиссии доводили до скорой помощи и истерики

Все голоса уже давно подсчитаны, мнение народа – известно. В Приморском крае одобрили поправки в Конституцию 78,86 процентов избирателей, а против них проголосовали 20,24 процента. При этом явка составила 62,6 процента.

Но несмотря на такой позитивный исход длительного голосования по внесению поправок в Конституцию, оппозиционеры не раз пытались сорвать ход плебисцита. Стоит вспомнить аккуратно «раскиданные» бюллетени в поселке Рыбак за местным магазином и провокации сторонника партии КПРФ Геннадия Шульги, который в последний день голосования пытался вбросить в информационное пространство непроверенные сведения о процедуре плебисцита. О чем остался неприятный осадочек.

Кстати, про КПРФ. Представители этой партии не смогли спокойно следить за ходом выборов и пытались влезть в процесс всеми возможными и невозможными способами, от которых председателям УИК приходилось вызывать скорую помощь.

Об одной такой неприятной ситуации ИА «Сопки» рассказал электоральный юрист Эдуард Черторинский.

Эдуард, Вы присутствовали вечером и ночью 1 июля на УИК №627. Расскажите, что за громкий инцидент там произошел?

— Да, был. И на самом деле я не особо понимаю, откуда такой ажиотаж вокруг этой ситуации. Директор одного предприятия до дня голосования подал в избирком заявку на голосование его сотрудников вне участка. Согласно Положению о порядке голосования, это может сделать любое лицо. В ней он указал большое количество сотрудников своего предприятия. Члены комиссии 26 июня выехали на предприятие, но один сотрудник не смог проголосовать: то ли его не было на месте, то ли не было желания. Потом он 1 июля пришел на участок, и попросил бюллетень. При этом избирательная комиссия, выезжая на участок, поставила напротив его ФИО запись «проголосовал вне помещения». Собственно, такую запись поставили и всем остальным, чтобы эти люди, пока члены комиссии будут на голосовании вне помещения, не смогли прийти на участок и проголосовать дважды.

До выяснения обстоятельств мужчине никто не выдавал бюллетень. Комиссия проверила заявления о выдаче бюллетеней не только за 26 число, но и за остальные числа, отсмотрела все реестры, и установила, что вне помещения он не голосовал ни 26 июня, ни в другие даты, и выдала ему бюллетень, включив в дополнительный список, а предыдущую запись аннулировала. После этого гражданин проголосовал.

Каким образом в этой ситуации оказался замешаны представители КПРФ, в частности, депутат от КПРФ Артем Самсонов?

— вместе с «избирателем», по которому возникли вопросы, на участок прибыл член краевой избирательной комиссии с правом совещательного голоса Александр Самсонов, который требовал от коллег, чтобы ему предоставили право ознакомиться со всей избирательной документацией. А именно реестрами и заявлениями с голосования вне помещения. В них содержатся персональные данные избирателей. Его просьбе справедливо было отказано, так как согласно разделу 3 Порядка голосования, на участке с подобным статусом он присутствовать мог, но знакомиться с документами могут только наблюдатели. Через некоторое время на участок приехала и «тяжёлая артиллерия» в лице его брата Артема Самсонова, депутата Законодательного собрания Приморского края, от которого исходил запах алкоголя. Страсти накалялись, председателю УИК стало плохо, подскочило давление, ей вызвали скорую.

Когда стало понятно, что все действия – провокация?

Я бы не назвал провокацией возникшую ситуацию с «избирателем», который не голосовал вне помещения – это просто техническая ошибка членов комиссии, которые не убрали из списка «избирателей» пометку о голосовании вне помещения после того, как вернулись на участок. Но комиссия за это публично принесла извинения, которые засняли на камеру братья Самсоновы. А вот их действия явно носили провокативный характер. При работе комиссии с бюллетенями и избирательной документацией они создавали препятствия работе комиссии, пытались вести видеосъемку документов, содержащих персональные данные, бюллетеней с «досрочного голосования».

Всем присутствующим на участке было понятно, что происходящее – попытка «хайпануть», набрать политических очков, даже члену участковой комиссии с решающим голосом от КПРФ. «Бунтующие» пытались добиться от него тотальной проверки избирательной документации, на что он им пояснил, что контролировал работу комиссии на протяжении всего голосования, и никаких претензий к ней у него нет. Он был настолько удивлён их поведением, что, говоря по-простому, попросту «послал» своих партийных боссов, за что те пообещали исключить его из партии.

История получила какое-то продолжение после дня голосования?

Насколько мне известно, пока что только в соц. сетях. Артём Самсонов пытается пустить волну в Facebook – коллеги писали мне, что на своей страничке он нелестно про меня отзывается. Ну я к этому спокойно отношусь, Артём Анатольевич – король политического приморского трэш-тока. Помню, в 2017 году он объяснил выражения «ублюдочные мрази» и «эпичный д***», которыми он на своей странице в Facebook охарактеризовал работников департамента внутренней политики и президента РФ, словами «В Интернете так принято». Добавлю только, что в реальный жизни Артём Антольевич не такой храбрый. Даже кричит, как я думал, погромче.

Я с ним немного пообщался на участке – в реальной жизни абсолютно адекватно общается, в законодательстве разбирается, на своём до последнего стоит. Если бы не запах алкоголя, то мог бы сказать, что вполне хорошее впечатление производит. Видимо, негативная реакция в Facebook от того, что для него всё происходящее – идейная история и способ «переизбраться» в 2021 году (помню, Артём Анатольевич выиграл свой округ в 2016 «впритирку»), а для меня – просто работа.

Хочу посоветовать Артёму Анатольевичу всё же больше общаться со своими избирателями в реальной жизни, а не в Facebook, а также очень тщательным образом готовить документы на выдвижение в 2021 году, нанять хороших электоральных юристов.