Уголовное дело против Олега Кана возбудили аккурат под передел «крабового бизнеса» — Газета.ру

Политологи прокомментировали преследование сахалинского рыбопромышленника

Как пишет Газета.ру, попытки воздействовать на суд для принятия нужного решения, по мнению политологов Дальнего Востока, говорят об одном: очередных попытках передела рынка добычи морских биоресурсов.

В поисках заказчика очередного громкого дела вокруг успешного предпринимателя чаще всего нужно искать того, кто получит максимальную выгоду от выдавливания конкурента. Если же отвлечься от частностей, то дело Олега Кана, по мнению экспертов, ставит под сомнение усилия последних лет, на повышение экономической привлекательности Дальнего Востока.

Внезапная активизация расследования дела 10-летней давности даже без глубокого погружения в вопрос, вызывает больше вопросов, чем дает ответов, полагает политолог Андрей Кудисов.

«Что происходит на наших глазах: дело 10-летней давности пытаются расследовать не в тех регионах, где было совершенно страшное преступление, и где работает предполагаемый заказчик. Вопрос простой: что мешало обозначить виновника 10 лет назад, 5 лет, три года, да сколько угодно времени назад? — удивляется он. — Сегодня же внезапно стал известен заказчик, как нам пытаются это представить. Все это выглядит крайне сомнительно».

Фабула дела такова: в 2010 году сахалинский рыбопромышленник Валерий Пхиденко отправился во Владивосток на обсуждение условий сделки по бизнесу. Здесь его пригласили на деловую встречу, с которой он не вернулся. Практически, это вся доступная информация.

Хабаровский судья, вынесший 24 января постановление об отказе в заочном аресте Олега Кана, тоже ссылался на недостаток доказательной базы.

Пристальный интерес к Олегу Кану возник год назад и совпал с изменением принципа распределения квот на добычу морских биоресурсов и экспансией одной московской компании на дальневосточный рынок. Тогда же появилась и волна публикаций, формирующих негативный фон вокруг сахалинского рыбопромышленника.

При этом сравнительно недавно СМИ писали о нем преимущественно в положительном контексте. Олега Кана упоминали как человека, восстановившего шикотанский рабозавод «Островной», построивший рыбоперерабатывающий завод в Невельске (родном для предпринимателя городе) и многое другое.

«Мы все знаем случаи, когда люди, попавшие под пристальное внимание подобных структур, годами ждут просто даже вызова на допрос, — констатирует политолог Андрей Кудисов. — В этом деле стоит поискать, кому выгодно выдавить крупные местные компании из прибыльного бизнеса по добыче камчатского краба».

По словам политолога, директора консалтингового центра «Эксперт Групп» Павла Наливайко, громкие аресты или неожиданная активизация уголовных дел неоднозначной природы не может позитивно влиять на общий имидж региона.

«Для региона стало уже своеобразной традицией, когда кого-то из политиков или бизнесменов буквально выдёргивают из региона и увозят в наручниках в Москву. Конечно, есть дела, в которых у общественности мало сомнений, но такие случаи, как то же дело Пушкарёва, стало известно на всю страну своей неоднозначностью.

При этом нельзя забывать о том, что ещё в прошлом году Владимир Путин обозначил свою жёсткую позицию по поводу бесконтрольного ареста коммерсантов. Ведь зачастую в подобных делах главная цель — развал бизнеса конкурента через заключение его в СИЗО», — отмечает эксперт.

К Дальнему Востоку и перспективам его развития привлечено внимание не только политических и бизнес-кругов в России, но и всего мира, отмечает политолог Даниил Ермилов.

«Дальний Восток, со всеми своими проблемами, долгое время не был слышен в федеральном центре — по причине малочисленности и отдаленности. Одновременно у россиян упорно сформировалось устойчивое мнение о тотальной криминализованности региона. Этим пользовались многие крупные игроки для завоевания отраслей добычи ресурсов, с привлечением ресурсов силовиков и освещением в СМИ», — отмечает эксперт.

Кудисов в свою очередь напоминает о принятии законов, которые призваны привлечь на Дальний Восток инвесторов. А дела, подобные обвинению Олега Кана, ставят крест на этих усилиях, уверен он.

Кстати, интересен еще один факт — после вынесения приговора об отказе в заочном аресте, хабаровского судью начали обвинять в коррупции. Несмотря на то, что все требования закона были представителем третьей ветви власти были соблюдены.

«Я не берусь что-то говорить по конкретной фабуле дела, так как её нет в открытом доступе, однако мне не понятно, почему под удар попал судья. Обвинять его чуть ли не во взятках только потому, что он фактически следовал букве закона — странно», — резюмирует Наливайко.

Фото: pixabay.com