Бывшие собственники устроили рейдерский захват рыбколхозу «Островной»

По мнению экспертов, череда арестов вокруг этого предприятия связана именно с интересами бывших бенефициаров

Стратегические для России Южные Курилы стали местом политико-экономических «разборок». Судя по последним событиям, бывшие собственники легендарного рыбоколхоза «Островной», закрытие которого удалось избежать лишь благодаря личному вмешательству Владимира Путина, решили вернуть утраченное предприятие. Однако методы возврата были выбраны не совсем законные – давление на инвесторов, аресты и т.д. Иначе как объяснить тот факт, что бывшие чиновники правительства Сахалинской области, отвечавшие за выполнение президентского поручения, стали фигурантами уголовного дела?

В частности, на сегодняшний день дело возбуждено в отношении экс-зампреда области Игоря Быстрова. Его подозревают в превышении должностных полномочий с причинением тяжких последствий при выполнении поручения Президента по «Островному». Заявителями по данному делу выступили рыбопромышленники Юрий Кулиш и Лукьян Соломко. Именно они в своё время продали квоты на добычу водных биоресурсов в прилегающих акваториях. При этом квоты толком не осваивались, а рыбоперерабатывающее предприятие почти не имело сырья для переработки. Работники трудились в ужасных условиях и месяцами не получали зарплату. Неизвестно, как ким социальным последствиям мола бы привести эта ситуация, не стань известно о ней в ходе «прямой линии» с президентом России Владимиром Путиным весной 2016 года. Тогда глава государства в прямом эфире лично принес извинения работникам.

После проведенных проверок было возбуждено несколько уголовных дел в отношении собственников «Островного». Но главным вопросом оставалось выстраивание нормальной работы предприятия. Соответствующее поручение Путин дал тогдашнему руководству Сахалина во главе с Олегом Кожемяко.

Понятно, что выполнение поручения президента требовало нестандартных решений. Стратегическим инвестором полуживого предприятия в том же 2016 году стала компания, принадлежащая семье сахалинского «крабового короля» Олега Кана. Подписание соглашения состоялось в ходе ВЭФ при участии Олега Кожемяко, на тот момент – главы Сахалина. Однако владельцев квот необходимо было убедить передать их «Островному» для полноценной загрузки производства.

И вот здесь начинаются разночтения – по версии Быстрова, этот процесс был добровольным. По версии силовиков, основанной на кляузах «обиженных» компаний, зампред правительства Сахалина занимался едва ли не рэкетом, угрожая сделать жизнь владельцев квот невыносимой. Сегодня события 2016-го интерпретируются таким образом, что Игорь Быстров превысил свои должностные полномочия и понудил владельцев ЗАО «Альбакор» и ООО «Восход ЮК» передать указанные организации с закрепленными за ними квотами на добычу водных биоресурсов, ранее принадлежащих ЗАО «Рыбокомбинат Островной», лицам, подконтрольным Олегу Кану. Именно владельцы «Альбакора» и «Восхода» теперь пытаются оспорить сделки и требуют наказания для тех, кто выполнил поручение Путина.

При это нужно отметить, что новому инвестору «Островного» приходилось общаться со всеми собственниками квот, часть из которых отказалась продавать их. Сейчас эти компании работают по соседству с рыбколхозом и никто не жалуется на какое-либо давление.

В деле Быстрова машина силовых структур действует с показной жесткостью. Задержание в Санкт-Петербурге, этап в Хабаровск, жесткие допросы на грани фола в местном СИЗО – не оставляют сомнений в серьезности намерений силовиков (или тех, кто за ними стоит). О применяемых к нему методах Игорь Быстров подробно рассказал в письме в адрес Следственного комитета, на днях ставшем достоянием общественности. Среди прочего, сотрудники ФСБ, навестившие арестанта, посоветовали подумать ему о благополучии родных, в том числе несовершеннолетней дочери, пишет Быстров. Кстати, еще один фигурант дела, экс-руководитель агентства по рыболовству Сахалинской области Сергей Диденко, скончался через несколько дней после допроса.

Сам Быстров, который в знак протеста против действий силовиков заявил о намерении начать голодовку, считает, что главной мишенью в деле «Островного» является не он сам, а попавший в опалу крабовый магнат Олег Кан и экс-губернатор Сахалинской области Олег Кожемяко.

Однако по мнению экспертов в этой ситуации есть и экономический подтекст, а именно попытка бывших собственников предприятия вернуть своё утраченное хозяйство. Дело в том, что один из заявителей по уголовному делу Быстрова, господин Кулиш входит в число 11 учредителей ЗАО «Рыбокомбинат Островной», которому ранее принадлежал рыбокомбинат «Островной». Именно эта компания в своё время лишилось контроля над предприятием на острове Шикотан, часть учредителей была отправлена под суд, а некоторые подались в бега. Сейчас рыбколхоз «Островной» является перспективным объектом с многомиллиардными инвестициями, который сможет обеспечивать продукцией пол страны. Не удивительно, что активизация бывших собственников проявилась именно сейчас, однако методы, всё больше напоминающие рейдерский захват «Островного», уж точно не укладываются в поручение Президента РФ Владимира Путина, данное в 2016 году.