Рейтинг на трагедиях

В какие скандалы попадал «Примгидромет» за последние годы

Участившиеся в последний месяц публикации СМИ, касающиеся работы Приморского УГМС (Примгидромета) и его начальника, Бориса Кубая, что стал регулярно выступать в роли эксперта по перевалке угля в приморских портах, дали повод припомнить результаты профильной деятельности главсиноптика Приморского края.

Даже беглое изучение новейшей истории Примгидромета во главе с Кубаем высвечивает ряд событий, где организация попросту «делает хорошую мину при плохой игре» — и это ещё в лучшем случае. А в худшем — начальник Примгидромета может буквально использовать трагедии на море и чрезвычайные происшествия на суше, при которых гибли и страдали люди, к пользе и материальной выгоде своего учреждения.

Наиболее показательным в этом плане можно считать трагическое морское происшествие с гибелью судна «Синегорье» в октябре 2006 года, когда этот теплоход затонул примерно в 60 милях от берега Корейского полуострова в результате мощного шторма. Судно следовало из портпункта пос. Пластун в КНР с грузом леса и 23 октября угодило в шторм, сила которого оказалась существенно выше прогнозов. В результате морской катастрофы погибли 5 и пропали без вести 2 человека, включая капитана теплохода, Владимира Мирошниченко.

Капитан Мирошниченко в прошлом — военный моряк, отработавший более 5 лет на торговом флоте и отлично прошедший переаттестацию менее, чем за 6 месяцев до гибели его судна, пользовался, как и большинство наших моряков в то время, японскими погодными картами, получаемыми по радио и факсимильной связи с японских спутников регулярно. Однако г-н Кубай в то время использовал эту катастрофу для рекламы своего Примгидромета и его прогнозной информации. При том, что японские метеоданные бесплатно распространялись в открытом доступе, а за метеосводки Примгидромета следовало платить ведомству Бориса Кубая. Хотя точностью последние не отличались, ввиду отсталости оборудования отечественных синоптиков от их японских коллег.

Однако это не помешало Борису Кубаю заявить газете «КоммерсантЪ», что судовладелец погибшего «Синегорья» сэкономил на прогнозах, что привело к трагедии: «Одной из причин гибели в Японском море российского сухогруза «Синегорье» мог стать отказ судовладельца от услуг специализированного метеорологического сопровождения на пути следования судна. Как заявил вчера исполнительный директор компании-судовладельца «Транзит-Север-Восток» Игорь Ломов, в ходе рейса капитан сухогруза использовал информацию японских метеослужб, согласно которой сильный шторм не ожидался. Директор Приморскгидромета Борис Кубай пояснил, что судовладелец «Синегорья» избрал вариант получения только минимального объема метеорологической информации, которая не позволила капитану избежать попадания в эпицентр шторма…»

Когда двумя годами ранее, в ноябре 2004 года у берегов Приморья за два дня затонули сразу два теплохода, «Вест» с грузом леса из Находки в КНР и «Ароса», с грузом угля из порта Восточного, где на борту «Веста» погибло около 30 человек, Примгидромет во главе с Кубаем с комментариями особо не светился. Хотя оба судна погибли также в штормовых условиях, причем близ Приморского побережья, неподалеку от самой Находки. Но, видимо, в то время Кубай предпочел благоразумно отмолчаться, поскольку в памяти общественности были еще свежи события 2003-2004 годов, когда мэрия краевого центра, поверив прогнозам Бориса Кубая, в ожидании тайфунов и ливней распорядилась сбросить воду из водохранилищ во избежание угрозы наводнений, а ливней не последовало, и в зиму Владивосток вошел с полупустыми водохранилищами на режимном водоснабжении с осени 2003 до весны 2004 года.

Зато позднее, с конца 2006 года, практически ни одна морская катастрофа с приморскими судами не обходилась без соответствующих комментариев главы «погодного ведомства». Будь то гибель судна-краболова «Шанс-101» рыбколхоза «Восток-1» на промысле, тоже в штормовую погоду 23 января в 2013 году близ берегов северной части Приморья, или прошлогоднее ЧП с гибелью рыбопромыслового судна «Восток» — затонувшего 25 января 2018 года примерно в 100 милях от мыса Гамова в Хасанском районе.

В последнем случае с катастрофой «Востока» Борис Кубай сетовал также на отсутствие у капитанов судов прогнозов от ФГБУ «Приморское УГМС», хотя винил в этом уже не капитанов или судовладельцев, а государство:

«Вероятность неполучения капитанами судов штормовых предупреждений и прогнозов опасных для мореплавания гидрометеорологических явлений очень высока по причине прекращения существования систем НАВТЕКС и МЕТАРИА, которые многие годы служили морякам верой и правдой. Система НАВТЕКС обеспечивала непрерывное оповещение судов в прибрежной зоне, а система МЕТАРИА – в открытом море.

Обе системы работали просто и надежно: гидрометеорологическая служба готовила прогнозы погоды и предупреждения и передавала на береговую радиостанцию, которая, в свою очередь, круглосуточно передавала информацию в эфир на единой международной частоте. Специальные приемники, которыми оснащались все суда, всегда были настроены на заданную частоту, и вероятность неполучения «шторма» была исключена. По предварительным сведениям, в настоящее время Росморпорт занимается вопросом реанимирования работы этих систем в Дальневосточном регионе», — сообщил Борис Кубай…»

Но суть основного посыла заслуженного метеоролога от формы подачи не особо меняется: свое ведомство г-н Кубай преподносит исключительно как единственно возможного «гаранта безопасности» мореплавателей. Забыв о том, какой отклик вызывали у мореплавателей его прежние заявления:

«Почему затонул сухогруз «Синегорье»? Официальный ответ уже вскоре даст комиссия Минтранс. Однако еще до окончания расследования становится ясно, что отдельным структурам очень хочется, чтобы гибель судна была возложена исключительно на судовладельца. Одним из первых пошел по этому пути «Приморскгидромет». Тихая и спокойная организация внезапно оказалась экспертом не только в области небесных прогнозов, но и в причинах гибели судна. В своих многочисленных комментариях начальник «Приморскгидромета» Борис КУБАЙ утверждал, что российские синоптики знали о шторме, утопившем сухогруз, но капитан судна не пользовался данными «Приморскгидромета». По заявлениям руководителя этой службы выходило, что судовладельцы принципиально экономят на прогнозах погоды, которые выдает их служба. Следовательно, вероятность попадания в шторм значительно увеличивается.

Что преследовал этими заявлениями главный синоптик края, понятно любому судовладельцу. Обслуживание судов в «Приморскгидромете» стоит несколько тысяч рублей в месяц. Сумма для судовладельца на самом деле мизерная однако, если весь флот на Дальнем Востоке внезапно решит, что работать без приморского прогноза ему нельзя, то окажется, что заявление Бориса Кубая сродни коммерческому предложению, от которого нельзя отказаться…» — указывала газета «Золотой Рог» в материале о расследовании катастрофы «Синегорья» под красноречивым заголовком «Морская трагедия и «пена».

Проблема, однако, в том, что Борису Кубаю, очевидно, несоответствие его прогнозов дальнейшему развитию событий, будь то на море или на суше, как с гуся вода.

Потому, что уже через год после гибели «Синегорья» и комментариев по этому поводу главы Примгдиромета, ведомство допустило новый прокол, аукнувшийся всему краю — штормовой ливень, перешедший в снегопад в октябре 2007 года. В результате катаклизма несколько районов Приморья остались без энергоснабжения после обрыва обледеневших проводов ЛЭП, на дорогах края и краевого центра возник транспортный коллапс, а МЧС и коммунальщики в городах и районах были вынуждены экстренно устранять последствия неожиданного удара стихии. Но ведь за подобные «капризы погоды» с Примгидромета и его руководителя никто не спрашивает, да и не может спросить в принципе. Рейтинг своему учреждению делать и набивать кубышку Борис Кубай мастер, а отвечать главсиноптик ни за что не спешит.