«Наркотики заказывали?»

В Приморье имелся прецедент подброса героина — фальсификаторы осуждены

Нашумевшее дело журналиста Ивана Голунова, задержанного на прошлой неделе в Москве по обвинению в сбыте наркотиков, которые у него якобы были изъяты при себе и по месту жительства, провалилось с громким треском. Сначала суд, куда журналист был доставлен для избрания меры пресечения по обвинению в преступлении из разряда тяжких, с санкцией статьи УК РФ до 20 лет лишения свободы, поместил его под домашний арест, а не под стражу — что автоматически означало провал стороны обвинения. На имевшихся уликах весьма сомнительного свойства следствию и прокурору не удалось убедить суд в общественной опасности обвиняемого журналиста.

Затем стали известны результаты экспертиз, показавшие, что на якобы изъятых у него пакетиках с наркотическими веществами нет ни его отпечатков пальцев, ни даже следов потожировых выделений, принадлежащих Ивану Голунову, что неопровержимо доказало, что наркотики ему были подброшены, а сам журналист к ним не прикасался. Об этом свидетельствовали и ранее сделанные экспертизы смывов с его рук и срезов ногтей, а также анализы — следов наркотиков не было ни в организме обвиняемого, ни на его руках.

С учетом того, что пресс-служба МВД России сразу после задержания слила в эфир федерального телеканала откровенную фальсификацию — фотоснимки изъятых наркотиков и лаборатории их изготовления, якобы обнаруженных по месту жительства Голунова, оказались сделанными в совершенно других местах, к которым задержанный журналист никакого отношения не имел, сложилось вполне однозначное понимание, что уголовное дело в отношении Ивана Голунова явно фальсифицируют и, вероятнее всего, по причине его профессиональной деятельности журналиста-расследователя.

Итог оказался неутешительным для полицейских, затеявших фальсификацию — вчера министр внутренних дел Российской Федерации Владимир Колокольцев объявил во всеуслышание, что уголовное дело в отношении Ивана Голунова прекращено на основании недоказанности его причастности к преступлению, с него сняты все обвинения и отменен домашний арест. Зато в отношении чинов из подразделений МВД г. Москвы уже приняты кадровые решения и начата служебная проверка. Ведь данное дело оставило много вопросов, таких как — откуда взялись наркотические вещества, якобы изъятые у Голунова в рюкзаке и по месту жительства? Чьи, конкретно, на них отпечатки пальцев и следы ДНК? И как классифицировать эти события, если не по УК РФ — как незаконное распространение наркотиков (ст. 228), незаконное возбуждение уголовного дела (ст. 299), незаконное задержание (ст. 301) и фальсификацию доказательств по уголовному делу (ст. 303)?

Это дало повод вспомнить уголовное дело в отношении сотрудников МВД, имевшее место в 2008 году, возбужденное и доведенное до суда. Резонанса это дело не получило, поскольку подоплекой его служил семейно-коммерческий конфликт между родными братьями Юрием и Борисом Кузнецовыми, совместно владевшими известным приморским брендом, на почве контроля над бизнесом.

Так в октябре 2007 года Юрий Кузнецов познакомился с сотрудником милиции, начальником отделения по организации деятельности спецучреждений милиции (ООДСМиК УВД ПК), Алексеем Якушкиным, которому в разговоре пожаловался на конфликт с братом. И у них родился замысел устранить из бизнеса претендента в лице брата и совладельца компании путем его уголовного преследования.

Уже в декабре 2007 года Юрий Кузнецов встретился с Якушкиным, который разработал план — подбросить наркотики Борису Кузнецову в момент личного досмотра, вызвать на место оперативно-следственную группу для фиксации факта изъятия наркотиков и возбуждения уголовного дела. Кузнецов план одобрил и передал Якушкину 4500 долларов США на его исполнение

Однако Алексей Якушкин сам реализовывать свой план не стал, а привлек в исполнители другого сотрудника МВД, заместителя командира батальона конвоирования Владимира Веденёва, которому поведал свой план и передал 3,5 грамма героина и большую часть денег, полученных от Юрия Кузнецова.

Владимир Веденёв в свою очередь также привлек в исполнители сослуживца, начальника отделения кадров Ленинского РУВД Дмитрия Баёва, которого попросил подыскать кого-либо из сотрудников патрульно-постовой службы для непосредственного подброса наркотиков Борису Кузнецову и его последующего задержания. Баёв подыскал заместителя командира роты патрульно-постовой службы П., которому в итоге и были переданы героин и часть денег, а также показаны фотографии младшего Кузнецова и сам он живьем, а также указан адрес его места жительства по улице Уткинской в краевом центре.

Именно замкомроты ППС П. оказался «слабым звеном» в преступной цепи продажных ментов. И осознав, чего от него хотят, решительно сдал всех «комбинаторов» в УФСБ по ПК. Так Борис Кузнецов избежал ареста с подброшенным героином, а трое продажных ментов попали под уголовное преследование, где им самое место. И хотя следствие волокитилось долго, но в октябре 2012 года все трое, успевшие выйти на пенсию, получили реальные сроки — по 5-6 лет колонии общего режима (впрочем, кассационная инстанция еще снизила всем сроки, и в итоге Баёв и Веденёв получили по 3 года 10 месяцев колонии, а Якушкин — 5 лет вместо 6, назначенных приговором первой инстанции). На данный момент все фигуранты отбыли свои сроки наказания по приговорам и находятся на свободе.

Юрий Кузнецов, роль которого как «заказчика» и взяткодателя была известна с самого начала следствия, не был ни разу даже допрошен по данному делу и беспрепятственно выехал за рубеж, где проживает поныне, а его родня сохранила контроль над спорным бизнесом, путем многократной передачи активов от одного юрлица к другому, где доли Бориса Кузнецова уже не имелось.

Тем не менее, данный прецедент ярко иллюстрирует возможности полицейских и других силовиков сфальсифицировать уголовное дело «по заказу», незаконно и безосновательно обвинив кого угодно в чем угодно — в зависимости разве что от фантазии исполнителей и финансовых возможностей «заказчика». И лишь самые наивные могут считать подобного рода прецеденты редкими исключительными случаями: таковыми фальсификация уголовных дел в России давно не является.

Фото: pixabay.com