Сергей Мильвит стал фигурантом уголовного дела о клевете

Об этом печальном факте приморский общественник сообщил в своем фейсбуке

С утра владивостокский сегмент пользователей соцсети Фейсбук получил возможность в очередной раз удивиться: оказывается еще накануне Сергей Мильвит сообщил во всеуслышание очередную ожидаемую «новость»: в связи с его «расследованиями» и публикациями возбуждено уголовное дело по обвинению в клевете. И как утверждает певец-журналист, получивший известность за счет непонятных вопросов президенту страны Владимиру Путину во время двух его больших пресс-конференций, в 2017 и 2018 годах, инициатором стал Петр Журавлев, экс-депутат ЗакСобрания Приморского края, бывший до мая 2013 года генеральным директором КГУП Примводоканал.
Оснований для заявлений в правоохранительные органы Сергей Мильвит со своим неразлучным другом Николаем Смирновым дали Журавлеву с лихвой. Своими публикациями о Петре Журавлеве и его деятельности, где публично обвиняли его в якобы совершенных им противоправных деяниях на посту руководителя предприятия — что, собственно, являет собой состав статьи 128.1 Уголовного кодекса РФ. Поскольку п. 1 указанной статьи гласит: «Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию, — наказывается штрафом в размере до пятисот тысяч рублей…» а вот уже п. 5 ст. 128.1  уже строже: «Клевета, соединенная с обвинением лица в совершении тяжкого или  особо тяжкого преступления — наказывается штрафом в размере до пяти миллионов рублей…» — ни много ни мало в целых 10 раз.
В отношении Петра Журавлева по жалобам, смысл которых излагал в своих «сенсационных разоблачениях» Сергей Мильвит с соратниками, ранее проводилось множество поверок разными структурами. И ни одна из них не вскрыла состава какого-либо преступления.
Более того — правота позиций Журавлева в делах, бурно освещавшихся Сергеем Мильвитом, подтверждена многими судебными решениями разных инстанций, вступившими в законную силу.
И беда Сергея Мильвита в том, что выйдя с привычной сцены в незнакомое ему общественно-политическое поле, он не понял важного: недостаточно назваться журналистом, добыть где-то «корочку» Союза журналистов и побывать на пресс-конференциях главы государства. Работа журналиста подразумевает ответственность, в том числе — правовую, вплоть до УК РФ.
Солист же, привыкший петь чужие песни, где можно даже не задумываться над их смыслом, а просто выводить рулады, работая на эмоциональный накал, и в своем новом амплуа продолжал нагнетать, вызвать эмоции. Я — прокукарекал, а там хоть не рассветай. Но в журналистике подход иной: кукарекал? — предъяви рассвет! В противном случае неизбежен закат твоей журналистской карьеры, где не принято  петь с чужого голоса.
Похоже, это начинает понимать и сам солист-общественник, когда пишет в соцсети без былой бравады, не заканчивая привычным рефреном «Где мы – там победа!», а с нотками, вызывающими жалость:
«Что ж друзья, вы наверное уже устали ждать, когда же мы вам выдадим материал по бывшим рыбоводным озерам Примводоканала в селе Многоудобное? Скоро! По непроверенной информации господин Журавлев бегает с чемоданами и просит, чтобы возбудили дело по клевете, пишет заявления на активистов, мы работаем. Дело возбудили, дознаватель возбудила по просьбе своего руководства. На чем оно основано, она сказать не может. В общем ждём завтра, будет интересно. Посмотрим что там. Следите за новостями».
Ждать все действительно устали, потеряв к теме его псевдорасследования всякий интерес. А самому солисту можно и спеть напоследок. В тюремном хоре.
Фото: vestiprim.ru