Охота пуще неволи

Прошло 10 лет с последней стычки демонстрантов и властей Приморья

Всем, кто не просто рожден, но и вырос в СССР, первомай памятен прежде всего праздничной демонстрацией, флажками и шариками, невообразимым счастьем возвышения над толпой на широких отцовских плечах, застольем взрослых с обязательными лакомствами детям и — да-да, может кто и забыл, но именно 1 мая во всем СССР открывались после «зимней спячки» парки культуры и отдыха, с каруселями, кафе-мороженым, автоматами газировки и летними кинотеатрами с мультиком «Ну, погоди!» (см 2 серию).

В советское время Владивосток не был исключением из правил, отмечал день международной солидарности трудящихся как и вся страна, а в сюжеты программы «Время» попадал разве что из-за разницы во времени, да, возможно, репортажей о праздновании первомая на судах в море. Во всем остальном никаких глубоких различий не отмечалось.

Но времена изменились, сменился государственный строй и политический курс, СССР распался на бывшие союзные республики, во многих из которых начались «интернациональные войны» против «русских поработителей» и на этом фоне праздновать день какой-то «международной солидарности» стало просто глупо.

Это было ясно всем, кроме коммунистов, издавна привыкших относиться к урокам истории очень избирательно. Ведь они умудрялись отрицать даже те перегибы в политике, которые признавали их вожди, Владимир Ульянов-Ленин и Иосиф Джугашвили-Сталин. Что и определило дальнейший ход событий с празднованием 1 мая во Владивостоке хотя бы 10 лет назад.

События десятилетней давности напоминают голливудский «шедевр» под названием «Тупой и еще тупее». Где просто тупой — администрации края и краевого центра, запрещавшие местной ячейке КПРФ и общественной организации ТИГР (откуда вырос депутат-коммунист Артем Самсонов — не путать с коммерческой структурой экс-губернатора Сергея Дарькина!) проводить шествия на 1 мая. А еще тупее — сами лидеры ячеек компартии и общественной организации ТИГР, стремившиеся любой ценой устроить из пролетарского праздника скандал. Да погромче и покрасочней, желательно с применением силы со стороны сотрудников МВД в отношении активистов.

Примечательно, что, скорее всего, мало кто из нынешних лидеров и активистов КПРФ и примкнувшим к ним вообще помнит историю праздника 1 мая как пролетарского (оставляя в глубинах истории языческие корни или вальпургиеву ночь, отмечаемую нечистью всех стран). Но как таковой день 1 мая, как солидарности трудящихся всего мира, вырос из расстрела стачки рабочих в американском городе Чикаго в 1886 году.

В Чикаго в тот день рабочие организовали забастовку с митингом, требуя для себя сокращения рабочего дня. И неплохо бы помнить, что город Чикаго в США был в те времена одним из трех крупнейших промышленных центров, наряду с Нью-Йорком и Бостоном, тогда как Сан-Франциско только строился, о Лос-Анжелесе и Детройте еще толком и не слышали, Питсбург был исключительно горняцко-металлургическим, а будущие пороки Лас-Вегаса пуританским общинам Америки могли разве что в кошмарах явиться.

Однако Чикаго рос как крупнейший центр по скупке и переработке мяса из прерий среднего и дальнего запада страны. И если Нью-Йорк стал гаванью для всех прибывающих из Европы, а также финансовым центром страны, то Чикаго оставался городом вечно пьяных ковбоев, мясников и гангстеров.

Последние как раз и организовали знаменитую стачку 1 мая 1886 года — когда остановка работы скотобоен в летний период грозила массовой порчей мяса на сотни тысяч долларов и разорением десятков и сотен компаний, что занимались его перепродажей. О структуре предпосылок к созданию профсоюзов в США в то время можно наглядно узнать из фильма «Банды Нью-Йорка», собравшего коллекцию «Оскаров», или почитав книги одного из российских классиков Владимира Короленко, например, «Без языка», о нелегкой судьбе украинского эмигранта в Нью-Йорке как раз в конце позапрошлого века.

Проще говоря, в промышленных городах США уже тогда создавались организации, ставшие прообразом профсоюзов. В Нью-Йорке и Чикаго это была организация «Тамани-холл» (или «Тамани-ринг»), промышлявшая в то время шантажом политиков на выборах и продажей обещаний поддержки от своих участников, для чего в организацию активно включались даже явно «мертвые души» из числа эмигрантов, не имевших никаких документов и права голоса. Именно таких людей и вывели на улицы Чикаго заправилы-гангстеры, сделавшие несколько провокационных выстрелов в сторону заградительных цепей городской полиции и подставившие под ответный огонь полисменов тысячи безоружных работяг.

Не правда ли — достойное событие, чтобы впредь отмечать его сотню лет со всем мировым сообществом трудящихся? Могли ли не знать о подоплеке событий в Чикаго 1 мая 1886 года истинные коммунисты — по большей части очень хорошо образованные, свободно владевшие языками, имевшие доступ к мировой прессе? Думается, все они прекрасно знали и понимали. Но нужен был, как сейчас говорят, «хайп», ажиотаж, инфоповод, лозунг. Да погромче. И расстрел демонстрации рабочих (пусть и спровоцированный бандитами) вполне для этого пригодился. На десятилетия вперед.

Первая т.н. «маёвка» — собрание рабочих в поддержку пролетариата США — в России впервые прошла в 1890 году в Варшаве в форме стачки рабочих. В 1891 году в Петербурге состоялась первая маёвка, которая была организована социал-демократической группой Михаила Бруснева. На этом собрании года присутствовало 80 человек (в 1892 — уже до 200 человек). Речи выступавших на маёвке рабочих были вскоре отпечатаны в Петербурге и группой «Освобождение труда» за границей. С 1897 года маевки стали носить политический характер, от полиции и охранки они маскировались под пикники с распитием спиртного и танцами, но после 1905 года уже стали сопровождаться демонстрациями и митингами. В 1917 году 1 мая впервые отпраздновали открыто под лозунгом освобождения пролетариата от эксплуатации капиталистами.

Вероятно, поддерживая именно эту многолетнюю традицию, выражать свой протест путем массовых акций, в том числе провокационных, невзирая даже на отсутствие массовой  поддержки, приморская ячейка КПРФ в 2009 году, как и годом ранее, пыталась устроить собственное шествие — на своих условиях. Включая вхождение партийной колонны в общее шествие, но потом — выход из нее и возложение венков к Вечному огню, что не имело к празднику 1 мая никакого отношения.

«Коммунисты намеревались пройти шествием по центральной улице Владивостока и возложить венки и цветы к вечному огню на Корабельной набережной. Они обратились с уведомлением о готовящейся акции к городским властям и получили ответ, что согласовывать шествия по улице Светланская входит в компетенцию администрации Приморья. В краевой администрации они получили отказ», — завил журналистам депутат думы Владивостока, член КПРФ Анатолий Долгачев.

По его словам, «местные власти препятствуют в проведении любых акций со стороны оппозиционных сил, начиная с декабря прошлого года. Еще ни одно мероприятие не прошло без разбирательств и стычек с правоохранительными органами».

По мнению первого секретаря регионального отделения КПРФ Владимира Гришукова, который также принял участие во встрече с журналистами, «в Приморском крае со стороны власти проводится дискриминация по политическим мотивам».

В то же время оба заявили, что, несмотря на очередной запрет, коммунисты намерены провести свою акцию, приуроченную к 64-й годовщине Победы…» — в таком ключе освещалось данное событие (или, вернее, отсутствие такового) партийными ресурсами КПРФ. Элементарным вопросом: какое отношение к 1 мая имеет возложение венков, или зачем им надо вливаться в общую колонну, а затем выходить из нее, затрудняя и без того сложную схему охраны общественного порядка? — никто не задавался. Вероятно, потому, что цель была иной: поставить властям условия, заведомо не выполнимые, а потом поднять шум по поводу притеснений. Но до анархистов (или, вернее, гангстеров) в Чикаго в 1886 году, приморские коммунисты, к счастью не дотянули. Да и власти, при всей их перестраховке и косности, оказались все же умнее и гибче, чем рассчитывали партийные вожди приморской ячейки КПРФ — репрессий не последовало и пришлось их придумывать.

В дальнейшем, к счастью, то ли партийцы поумнели, то ли власти осмелели — но подобных инцидентов не повторялось. И приморской КПРФ никто не мешал впредь отмечать традиционный день солидарности с гангстерами американского города Чикаго из позапрошлого века. Хотя на резонансе тех политических склок десятилетней давности многие успели сколотить себе ощутимый политический капиталец, выбившись из простых общественников в «омандаченные» депутаты и лидеры общественного мнения.

Фото: pkokprf.ru