Депутаты приморского ЗакСобрания публично задекларировались

Как изменились доходы и имущество краевых парламентариев с прошлого года

Каждую весну наш народ имеет возможность наблюдать традиционное шоу — его избранники отчитываются о своих доходах и имуществе. Одни ярко подчеркивают разницу между простым народом и его слугами, другие хотят казаться скромнее, порой настолько, что им хочется материально помочь или хотя бы поддержать теплыми словами премьер-министра: «Денег нет, но вы там держитесь, счастья, здоровья…».

СМИ столь же традиционно освещают депутатские декларации, оценивая рост благосостояния народа на примере его лучших мандатоносителей, при этом старательно делая вид, что верят указанным в декларациях данным. В рамках этой доброй традиции «Сопки» также занялись подсчетом народных денег в карманах и имущества в закромах наших законотворцев.

Депутат-рыбопромышленник Сергей Слепченко в истекшем году удержал пальму первенства по доходам, хотя и значительно «опустил планку»: его рекордный показатель без малого в 1,3 млрд рублей дохода, отраженный им в декларации за 2017 год, после продажи доли в предприятии, сник до 84,5 млн рублей за весь 2018-й год, что даже как-то не серьезно выглядит. Да и по имуществу просел: не стало одной из квартир в 135 м.кв., одного из трех участков земли и  автомобиля БМВ Х5 — возможно, потому, что сын депутата, в 2017 году внес в бюджет семьи свои 346 рублей 55 копеек, а в 2018-м ничего? Или потому, что жена депутата заработала почти на 2 миллиона рублей меньше?

На втором месте по доходам за 2018 год оказался депутат Евгений Ткаченко из ЛДПР — 31,8 млн рублей. Неплохо, казалось бы, без малого 3 «лимона» в месяц, но… сущие копейки по сравнению с доходом 129,5 млн рублей за 2017 год — сотню миллионов дохода как корова языком слизала! К тому же и парк грузовиков депутата поредел более, чем в два раза, у него осталось лишь 4 машины из десятка прошлогодних. Хорошо, недвижимость уцелела, а то хоть по миру иди, приговаривая «же не манж па сис жур…».

Депутат Игорь Шауфлер внушает избирателям уверенность и стабильность: его доход за 2018 год в 27,5 млн рублей оказался даже чуть выше, нежели в 2017 году — 26,7 млн рублей, все имущество при нем, включая 8 легковых и почти 20 грузовых автомобилей, а также множество земли и недвижимости.

Подобный же результат демонстрирует и депутат Эдуард Цой с доходом в 26,1 млн рублей, что на 5 миллионов больше, чем в прошлом году, при наличии той же обширной недвижимости и транспорта.

А вот депутату Виктору Милушу, с его результатом в 17,7 млн рублей за 2018 год, крупно не повезло: он вынужден подавать декларацию из СИЗО, где находится по подозрению в растрате и присвоении средств, хотя в 2017 году его доход составлял 25,5 млн — и где ж тут растрата? Издержки одни!

В общем, жизнь и быт носителей мандатов народного доверия показывает, что живут они по-разному, как и их избиратели. Женятся, разводятся, детей то заводят — как спикер Александр Ролик, у которого в декларации за 2018 год кроме сына появилась дочь, которой годом раньше там не значилось, то теряют — как Эдуард Цой, упомянувший в декларации лишь 3 сыновей, но не 2 дочерей. А экс-депутат Руслан Маноконов так и вовсе пересел из кресла депутата ЗС ПК на шконку колонии, где деклараций сдавать не надо.

Депутат от КПРФ Андрей Ищенко, в прошлом году прогремевший кандидат в губернаторы, утратил за истекший год супругу, квартиру и участок в 6 соток — остались лишь дети, да квартира 50 м.кв. в пользовании, но хоть его доход немножко вырос, с 800 тысяч до 4 миллионов рублей с мелочью.

Многие депутаты, кто изначально был, так сказать, ближе к избирателю по уровню жизни, остались «при своих» или их состояние изменилось весьма не существенно, как, например, у депутата от КПРФ Артавазда Оганесяна — был миллион годового дохода, одна квартира и два «Мерседеса», доход остался таким же, но вместо одного из «Мерседесов» появилась вторая квартира в 150 м.кв., все как у обычных людей.

У ветерана депутатского корпуса ЗС ПК Геннадия Лазарева лишь доход чуть подрос — на 5 миллионов, с 11 до 16 млн рублей, а квартира в 173 м.кв. осталась та же, что и была.

С 2,5 млн до 9,5 млн рублей подрос годовой доход у бывшего коммуниста, трансформировавшегося в единоросса, Олега Вельгодского. Улучшилось и материальное положение мэтра краевого драмтеатра Ефима Звеняцкого — хотя сам он и потерял почти миллион дохода за год, зато супруга прибавила целых 7 миллионов рублей, да дочь привнесла в декларацию аж 7 участков земли, дом в 400 м.кв. и баню в придачу.

Даже у «пенсионерки» Юлии Толмачевой мало что поменялось в жизни в связи с участием в губернаторских выборах и пенсионной реформой: доход ее самой и ее супруга остались почти на прошлогоднем уровне, земельных участков у супруга стало меньше, но зато один из них стал больше — факт перехода количества в качество, и даже сын привнес в семейный бюджет 14 рублей 96 копеек.

В целом же законодатели отчитываются, как будто живут на официальные доходы, свои или супругов (у кого таковые вообще есть), пресса делает вид, что им верит, а избиратели реагируют каждый на свой лад. Сообразно тем законам, которые нам принимают наши избранники и которым мы бываем  вынуждены следовать — если не имеем возможности нарушить или обойти.

Фото: zspk.gov.ru