Ограничение экспорта металлолома на Дальнем Востоке – «протекционизм», поставивший на грань увольнения тысячи работников отрасли

Интересантом таких мер выступил завод «Амурсталь», принадлежащий супруге Губернатора Хабаровского края Сергея Фургала

С 25 июля текущего года на Дальнем Востоке действуют ограничения на вывоз лома черных металлов. Согласно постановлению правительства РФ № 584 «Об определении в Дальневосточном федеральном округе пунктов пропуска через госграницу для убытия из РФ за пределы таможенной территории ЕЭС отдельных категорий товаров», принятому в мае и вступившему в силу в конце июля, права оформлять эту категорию грузов на экспорт лишились пункты пропуска, расположенные в основных портах региона. Экспортировать лом сейчас теоретически можно только через девять портов, из которых только два – Магадан и Петропавловск-Камчатский являются универсальными и обладают необходимыми перевалочными мощностями. При этом ни один из этих девяти разрешенных портов не смыкается с железнодорожными магистралями, в то время как именно этот вид транспорта является основным средством перевозки металлолома. Таким образом, экспорт возможен только путем вывоза лома морем в Магадан или Петропавловск-Камчатский, прохождения там таможенных процедур и дальнейшей транспортировки в иностранные порты. Дополнительное логистическое плечо существенно увеличивает издержки на доставку груза иностранным покупателями и ставит экономический заслон экспорту.

Срок действия введенных постановлением № 584 ограничений – 180 дней. Все это время рынок вторчермета на Дальнем Востоке вынужден существовать в условиях монополии. Исключительное право на покупку сырья автоматически приобрел единственный на Дальнем Востоке металлургический комбинат «Амурсталь» (в прошлом «Амурметалл»). Именно в интересах этого предприятия правительство и пошло в свое время на ограничительные меры. А непосредственным инициатором запрета экспорта был не кто иной, как Сергей Фургал, ныне занимающий пост губернатора Хабаровского края, а во время принятия постановления бывший депутатом Государственной Думы. Именно письмо Сергея Фургала в Минпромторг стало отправной точкой в этой истории.

При этом главным аргументом в пользу запрета экспорта лома черных металлов в Азию была защита от безработицы 3,5 тысяч сотрудников «Амурметалла», который с 2013 по 2017 год находился в состоянии банкротства. Завод не мог конкурировать за покупку лома с покупателями из азиатских стран, в первую очередь – из Южной Кореи, куда уходили основные объемы.

Все на первый взгляд правильно – государство принимает меры для защиты своих производственных предприятий. Если бы не несколько обстоятельств.

Спасти одних в ущерб другим?

Запрет на экспорт и монополия «Амурстали» привели к тому, что на грани разорения оказались поставщики лома. По оценкам специалистов без работы могут остаться порядка 15 тысяч человек, занятых в области сбора и поставок металлического лома. Разница цен на внешнем и внутреннем рынках и без того значительна, а монопольное положение дает «Амурстали» возможность диктовать свои условия. Отдельной проблемой для поставщиков является нарушение сроков оплаты со стороны монополиста.

«С одной стороны, идет помощь, реальная помощь заводу. С другой стороны, эта помощь оказывается за счет других семи тысяч работников, которые работают в ломозаготовительной отрасли. Нельзя делать добро за счет делания зла другой группе людей», — прокомментировал ситуацию телеканалу «Рен-ТВ» директор Некоммерческого партнертва «Национальная саморегулируемая организация сборщиков черных и цветных металлов «РУСЛОМ.КОМ» Виктор Ковшевный.

Ситуация вынудила предприятия, занимающиеся заготовкой лома, объединиться и бороться за свои права сообща. По сообщениям отраслевых СМИ, в марте 2018 года был создан Межрегиональный Дальневосточный профсоюз работников предприятий по переработке металлических отходов (идею поддержали ООО «Металлторг-Восток», ООО «Умитэкс» (Сахалин), ООО «Гефест»).

Кроме того, терпят убытки и стивидоры. Грузовой базы объемом почти в 1 млн тонн в год из-за запрета экспорта металлолома лишились порты Приморского края.

Двойные стандарты

Как сообщает газета «Известия» в своем расследовании, посвященном данной теме, после введения ограничений на экспорт стало известно, что предприятия, связанные с «Амурсталью» отправили в ту же Южную Корею, с которой боролись как с главным конкурентом в области закупок сырья, 300 тысяч тонн металлической заготовок. То есть фактически ограничительная мера работает не на защиту внутреннего рынка, а на удовлетворение коммерческих интересов конкретной компании. Ресурс продолжает уходить на экспорт, разница лишь в том, что сейчас на рынке действует только один экспортер.

Кому выгодно?

Кто стоит за введением ограничительных мер по экспорту лома черных маталлов, понять несложно. В 2017 году «Амурметалл» в результате торгов перешел в руки компании «Торэкс-Хабаровск», учредителями которой являлись Лариса Стародубова и Николай Мистрюков – супруга и бизнес-партнер (он же соратник по партии ЛДПР) Сергея Фургала. Именно после этой сделки и началось активное лоббирование запрета экспорта со стороны депутата Фургала. Примечательно то, что сам Фургал изо всех сил старается дистанцироваться от металлургического бизнеса, всячески замалчивая факты, связывающие его с «Амурсталью», в том числе и в официальных декларациях о доходах и имуществе — своих и своей семьи.

Все это дает основования считать, что покупка доли предприятия была в свое время совершена семьей Сергея Фургала с прицелом именно на создание монополии с помощью политического лобби и не предполагала привлечения дополнительных инвестиций в развитие компании. Тогда Сергей Фургал еще не знал, что станет губернатором Хабаровского края, и эта схема привлечет пристальное внимание СМИ и общественности. Остается вопрос: что станет с «Амурсталью» после отмены ограничительных мер, срок которых истекает в январе? Очевидно, что сейчас, когда запрет оспаривается участниками рынка в судебном порядке, а вся история приобрела широкий резонанс, шансов на то, что он будет продлен практически нет.

Фото: pixabay.com