Вершки и корешки

Насколько актуален для Приморского края закон о кедровых шишках

Полгода назад в Приморском крае были приняты поправки к закону «Об использовании лесов», ограничивающие сроки сбора орехов сосны корейской (которую в обиходе чаще зовут кедром) с 1 октября по 15 ноября и вскоре начнется первый сезон действия этих новшеств. Кроме того, поправками были предусмотрены запреты на вырубку кустарников и деревьев в ходе сбора орехов для личных нужд, а также на использование механизмов, что могут повредить лесу. За нарушения предусмотрена административная ответственность в виде штрафов.

Актуален ли этот закон для нашего края и его жителей? На первый взгляд он выглядит далеко не самым важным, равно как и его мотивировка, о том, что бесконтрольная заготовка орехов наносит ущерб кормовой базе лесных обитателей — в первую очередь копытных, которыми кормятся хищники, в том числе гордость края, уссурийский тигр и дальневосточный леопард. Но помимо сугубо экологического имеется и экономический аспект. А именно — масштабы заготовки орехов, включая откровенно хищническую, для вывоза на экспорт, главным образом в Китай. И речь должна идти не только о этих самых шишках и орехах, но и о других природных богатствах Приморского края: в первую очередь о женьшене, а также и о водных бионтах, трепанге, морском гребешке и морском еже, которые пользуются высоким спросом на рынках наших соседей по региону, Китая, Японии, Кореи.

Несмотря на принятый и действующий с марта нынешнего года закон, в крае уже начинается «ореховый сезон»: в таежных районах появились первые скупщики, а на интернет-сайтах — объявления о скупке ореха. Предлагаемая скупщиками цена в данный момент начинается от 150 рублей за килограмм, но в разгар сезона по мере обострения конкуренции она, как правило, поднимается практически в два раза, достигая иногда 300 рублей, а в среднем удерживаясь (судя по прошлогодним ценам) в рамках 220-250 рублей за килограмм на протяжении всего сезона.

При этом в Китае, куда направляется основная масса приморских кедровых орехов, цена на них увеличивается до трех раз, с 3-4 до 10-12 долларов США за килограмм ореха в скорлупе. Соответственно, такая прибыль манит множество предприимчивых дельцов, как из КНР и стран т.н. «ближнего зарубежья», включая Казахстан, входящий в Таможенный союз и имеющий границу с Китаем, а также каналы поставок сибирского кедрового ореха из Алтайского края и других регионов Сибири. О масштабах заготовки ореха в Приморском крае для продажи в Китай можно судить хотя бы по скупым официальным сообщениям таможенных и других компетентных органов о выявленных и пресеченных ими случаях попыток незаконного вывоза наших ресурсов за рубеж.

Например, в ноябре прошлого года, под конец заготовительного сезона, пресс-служба Уссурийской таможни сообщала:

«…Три крупные партии кедрового ореха общим весом более 63,5 тонны были задержаны сотрудниками Хасанского таможенного поста. В ходе проверки выяснилось, что при декларировании товара российская организация предоставила в таможенный орган недействительные разрешительные документы.

По этой же схеме та же самая фирма пыталась вывезти еще одну партию кедрового ореха весом более 22,5 тонны через пункт пропуска ДАПП Полтавка…»

Или события уже нынешнего года:

«Приморские лесничие совместно с сотрудниками полиции задержали в Чугуевском районе группу заготовителей кедрового ореха. При досмотре в фургоне обнаружено 355 мешков с лущеным кедровым орехом общим весом 11,6 тонн. Ни разрешительных документов на заготовку дикоросов, ни на транспортировку груза у водителя не было…» — то есть речь в этой информации об орехах, заготовленных еще в прошлом сезоне, рыночная стоимость которых в Приморском крае составляет около 250 руб за килограмм или более 2,75 млн рублей за весь объем груза.

Самая же нашумевшая в Приморском крае история с кедровым орехом, произошла в конце 2014 года в Уссурийске, где предприимчивый опер МВД не прошел мимо случайно найденного на складе груза орехов, объемом в 312 тонн, и хотя находился там по совсем другому делу, опер тут же принял меры для хищения ценного груза. Арестовал его, организовал вывоз орехов на другой склад (для чего потребовалось 16 грузовиков и 40 грузчиков), якобы для передачи на «ответственное хранение» — откуда орех вскоре успешно был украден, а опер уволился и попытался скрыться, но его задержали в столичном аэропорту с большой суммой наличной валюты. В этом случае за 312 тонн ореха, пусть даже краденого и без документов, речь могла идти о сумме порядка 12 – 15 миллионов долларов США.

О том, что рынок таежных дикоросов в крае фактически контролируется криминальными структурами (личностями вроде «Гочи Дальнегорского»), свидетельствуют изредка попадающие в СМИ факты криминальных «разборок», вплоть до разбоев и убийств заготовителей или скупщиков, причем далеко не все преступления такого рода раскрываются:

«Следователями отдела МВД России по Чугуевскому району завершено расследование уголовного дела, возбужденного   в отношении троих жителей района, обвиняемых в совершении серии краж кедрового ореха… Обвиняемые в дневное время устанавливали места, где заготовители складировали мешки с дикоросами. Ночью злоумышленники возвращались, проникали в складские помещения и совершали хищения кедровых шишек и ореха, которые впоследствии продавали, а вырученные денежные средства тратили по своему усмотрению. Доказана их причастность к трем эпизодам противоправной деятельности.  Общий ущерб от хищений превысил 200 тысяч рублей…»

И это, как говорится, еще цветочки: в прошлом году в Хабаровском крае была осуждена банда из 5 человек, совершавших разбойные нападения на скупщиков и заготовителей ореха, одной из жертв разбойников стал житель Приморья, скупавший орехи у местных заготовителей. Банда не гнушалась и вымогательством, облагая заготовителей данью в 20 рублей с каждого килограмма орехов и не останавливаясь перед прямыми насильственными действиями. Большинство бандитов ранее были судимы и приговорены к внушительным срокам лишения свободы.

Помимо кедровых орехов Приморье богато и другими дикоросами, чья цена на «черном рынке» делает их привлекательными для криминала:

«Две партии корней дикорастущего женьшеня общим весом 5,5 кг изъяли сотрудники Дальневосточной оперативной таможни (ДВОТ) в сентябре 2018 года. Контрабандный вывоз ценных дикоросов из России предприняли китайские граждане. Стоимость изъятых корней специалисты оценили в 9,1 млн рублей… Возбуждено два уголовных дела по ч.1 ст. 226 УК РФ «Контрабанда стратегически важных товаров в крупном размере». Санкция по этой статье — лишение свободы от 3 до 7 лет со штрафом в размере до 1 млн рублей…»

«Пограничники в Приморье возбудили уголовные дела в отношении двух жителей Лесозаводска… по статье «Незаконная добыча и оборот особо ценных диких животных и водных биоресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу РФ». Фигурантами стали двое жителей Лесозаводска, один из которых — «гражданин ближнего зарубежья».

В доме у иностранца нашли кости и другие фрагменты тел 16 особей амурского тигра, шкуры, кости и внутренние органы медведя, части тела изюбря, около трех килограммов сушеного трепанга, заспиртованные корни женьшеня и около пяти килограммов необработанного янтаря.

В доме другого жителя Лесозаводска хранились кости еще трех тигров, восемь краснокнижных живых дальневосточных черепах и 36 корней женьшеня.

Специалисты центра «Амурский тигр» установили, что ущерб, причиненный убийством в разные годы 19-ти особей амурского тигра, превысил 23 млн рублей…»

Но наиболее ходовым и прибыльным товаром «черного рынка» являются водные биоресурсы, добыча и экспорт которых производится по «серым схемам», с превышением полученных квот на промысел и занижением цены экспортных контрактов с целью сокрытия реальных доходов, в том числе — валютной выручки. Так, например, в минувшем году в Находке директор одной из фирм-экспортеров был уличен таможенниками в систематическом занижении цены продажи на экспорт морского ежа:

«С 2014 года подозреваемый от лица рыбодобывающих компаний вывозил в Японию серого и черного морского ежа, разница между заявленной и фактической стоимостью превысила 260 млн рублей.

Возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 226.1 УК РФ «Контрабанда». Бизнесмену грозит лишение свободы до семи лет и штраф до 1 млн руб.»

Осознавая вышеизложенное, становится понятно, что закон об ограничении сбора шишек и орехов необходим, но эта часть проблемы — лишь вершки. Тогда как корешки систематического разграбления края кроются глубже и с ними еще работать и работать нашим чиновникам и депутатам.

Фото: EastRussia

Похожие сообщения