Потоки Миклушевского

Кто виноват в последних наводнениях в Приморье и что с этим делать

Выборные страсти на какое-то время заслонили собой другие вопросы актуальной для Приморья повестки. Но природные явления, вроде вчерашнего внезапного ливня с градом, не дают забывать о действительно важных вещах для жизни всего края — таких, как тайфуны и паводки, состояние дорог и мостов через реки и ручьи, которые дожди быстро превращают в могучую и грозную стихию.

И ведь все это мы уже проходили: сентябрь, ВЭФ с его гостями на острове Русском, включая Президента Владимира Путина. И незваный тайфун «Лайонрок»  — с его тяжкими последствиями, включая гибель начальника краевой МЧС Олега Федюры в машине, опрокинутой потоком воды во взбесившейся от ливней речке.

Только губернатором края был тогда Владимир Миклушевский, который на Восточном экономическом форуме «отпросился» у Владимира Путина и отбыл в край, лично контролировать борьбу со стихией — очень показательный момент.

Показательный потому, что — на показ. А не на показ были тайфуны, ливни и паводки прошлых лет, точно так же смывавшие мосты и дороги, топившие огороды и усадьбы в населенных пунктах, оставлявшие тысячи приморцев без электричества, водопровода, связи, хлеба и медпомощи. Особенность края такова, что он подвержен подобным ударам стихии регулярно и власти об этом знали, принимая соответствующие меры, «стеля соломку» заранее.

Так, например, после тайфуна «Мелисса» в сентябре 1994 года, который на тот момент считался вторым по мощности и масштабам разрушений после тайфуна «Джуди» в 1989-м, тогдашний губернатор Евгений Наздратенко на вертолете со съемочной группой 1 канала телевидения облетал районы, пострадавшие от наводнения, фиксировал масштабы ущерба Приморскому краю, чтобы затем «выбивать» из скудного тогда федерального бюджета средства на восстановление разрухи. Интернета в те времена в Приморье не было, да и с обычной телефонной связью была «напряженка», и еще многие, привычные нам блага, были недоступны в принципе — и «ручное управление» с личным присутствием губернатора было тогда оправданным. Но сейчас-то зачем?

Что полезного мог подсказать профессионалам МЧС, или даже местным мужикам из муниципалитетов, бывший ректор столичного вуза, не имевший представления о тайфунах и паводках, когда речь шла о противостоянии со стихией? Ему бы в кабинете изучать бумаги, касающиеся предотвращения последствий от стихии, противопаводковых мероприятий, включая свои же постановления — на предмет их исполнения. Или не исполнения, с немедленным разбором причин и строжайшим спросом с ответственных лиц. Но этого как раз и не делалось.

Вот, к примеру, документ из дорожного департамента администрации края за апрель 2017 года. В нем перечислены все мосты в Приморье: 1594 штуки мостов и путепроводов, общей протяженностью в 67570 погонных метров, в том числе 25 деревянных. Из них 273 моста сроком эксплуатации в 20 – 30 лет и остальные 1023 — со сроком эксплуатации свыше 30 лет.

Документ этот содержит и упоминание о мостах на краевых автодорогах Николо-Михайловка — Озёрное — Бельцово — Орлиное через реку Арсеньевку (между Кировским и Яковлевским районами) и об автодороге Улитовка — Пуциловка — Богатырка — Монакино за Уссурийском. И хотя в документе шла речь о подготовке документации к ремонту первого из упомянутых мостов и о выполненных работах по укреплению второго из них, нынешним тайфуном оба моста были смыты.

Причина проста: русла рек, в которых после ливней значительно вырастает уровень воды, завалены буреломом. Который паводковыми потоками несет к мостам, закупоривает просветы и вода идет поверх мостовых сооружений и подъездов к ним, круша сами мосты и размывая откосы и дороги.

Точно так же нуждаются в регулярном уходе и очистке кюветы вдоль дорог по таежным участкам и вблизи речных пойм — на эти цели в бюджете края регулярно закладывались и даже как-то осваивались средства, однако при каждом тайфуне ливневые потоки дают собственную оценку качеству этих работ и освоению бюджетных средств. И оценка эта — неуд! А цена такой оценки гораздо выше выделявшихся бюджетных сумм, поскольку речь идет уже не о предупредительных противопаводковых мероприятиях, а о полном восстановлении километров дорог, смытых потоками воды из разлившихся ручьев и рек. Потоками, которых следовало ожидать и готовиться к ним, а не просто осваивать (читай — списывать!) бюджетные деньги.

Другой документ, достойный внимания, это ответ прокуратуры края от сентября прошлого года, уже после разрушительного тайфуна «Лайонрок» — в котором расписано, какие именно противопаводковые мероприятия в то время запланировала администрация Владимира Миклушевского и как она их претворяла в жизнь.

Например: прокуратура проверяла исполнение правительственного постановления об установлении в муниципалитетах границ зон затопления и подтопления при паводках. Край эту работу переложил на муниципалов, а те, естественно, не справились в силу разных причин, по большей части — из-за отсутствия в бюджетах средств на такие работы. Прокуратуры таких нерадивых муниципалов привлекали к административной ответственности и в судебном порядке обязывали работы по установлению границ исполнять.

А пока шли все эти административно-судебные разбирательства и бумажные работы, очередной тайфун вызывал очередной паводок, на свое усмотрение устанавливая границы зон затопления, не спрашивая не только муниципальные власти, но и краевые, и даже саму прокуратуру! Всё потому, что стихия сильнее даже нашей всесильной бюрократии, для стихии просто нет ограничительных мер и запретов, которыми так любят пользоваться у нас власти всех уровней. Но, увы: на тайфуны эти мер не распространяются — их даже ВЭФ с присутствием президента Росси не останавливает!

Касательно же практических действий администрации края в 2014 – 2017 года весьма красноречив такой фрагмент прокурорского документа:

«…Государственной программой Приморского края «Охрана окружающей среды Приморского края» на 2013 – 2020 годы», утвержденной постановлением администрации Приморского края от 27.12.2012 г. № 391-па, на 2017 год предусмотрены мероприятия по установлению границ зон затопления, подтопления на территории 14 населенных пунктов в Приморском крае… Красноармейского, Чугуевского, Шкотовского муниципальных районов и Дальнегорского городского округа за счет средств бюджета Приморского края… установлено, что в целях реализации указанных мероприятий …департаментом природных ресурсов и охраны окружающей среды …проводится работа по согласованию возможности заключения контракта на проведение указанных работ с единственным поставщиком…»  

В переводе на человеческий язык это означает, что на середину сентября 2017 года не просто не было выполнено ни одно мероприятие по госпрограмме, из запланированных на весь 2017 год, но даже не был определен исполнитель! Конкурсные торги не состоялись, с единственным поставщиком данных услуг контракт просто так не заключишь, надо согласовывать, а тайфун тем временем тут как тут — с очередной проверкой качества принятых властями противопаводковых мер для защиты населенных пунктов. А мер-то никаких и не принималось — не согласовали же еще их исполнителя!

Поэтому не стоит удивляться тому, что стихия вновь потрепала наш край накануне представительного международного форума ВЭФ с участием высоких гостей. Иначе просто и быть не могло, если на протяжении многих лет все предупредительные меры краевой администрации сводились лишь к бумажной работе: согласованиям, проектам и конкурсам по освоению средств. Реальной же необходимой работы по укреплению дамб, мостов, очистке кюветов и русел, отселению людей из затапливаемых пойм рек, с выделением им альтернативных участков под усадьбы, огороды или дачи, чтобы регулярные тайфуны не причиняли ущерба домохозяйствам приморцев — ничего этого не делалось. Разве что для показухи, потоки которой лились по всем каналам и руслам, смывая бюджетные средства — до очередного тайфуна, который показухой не остановить.

Стоит сказать, что последние несколько недель врио главы региона практически в ежедневном режиме говорит о том, что в крае нужно менять подход к этой проблеме. И первым делом – искоренить многомесячные согласования, не позволяющие выполнять профилактические меры. Во время IV ВЭФ Андрей Тарасенко обсуждал это и с Президентом РФ Владимиром Путиным, где глава государства пообещал помочь с ремонтом мостов и дорог после наводнений. Будем надеяться, что в последующие годы данный вопрос всё-таки сдвинется с мёртвой точки, по крайне мере теперь у края есть для этого всё необходимое, в том числе — другой руководитель.

Похожие сообщения