«Криминал Находки» — часть 6. Расцвет криминальной империи

Еще до ареста Евгения Романова в апреле 2012 года, группировка БИМС контролировала городскую думу и администрацию едва ли не полностью. Так помимо Олега Серганова и Сергея Бастракова людьми, лояльными к БИМС, считались руководители управлений и отделов администрации Находки: вице-мэр, курировавший ЖКХ Сергей Мацковский; его подчиненная Ирина Сазонтова, возглавлявшая управление благоустройства; Виталий Кожевников, начальник управления муниципального заказа; Ольга Афанасьева, начальник финансового управления администрации города.

После успешного избрания Руслана Маноконова депутатом Заксобрания края в 2006 году, им и его соратниками были приложены недюжинные усилия для проведения своих людей в депутаты городской думы Находки. И помимо прямых участников БИМС, Дмитрия Киселева и Анатолия Садыкова, лояльными БИМС депутатами стали Алексей Макаров, Евгений Воронин, Виктор Горонок, Павел Шкир и Георгий Злотеску. И это не считая еще абсолютно «своего в доску» Михаила Пилипенко, спикера городской думы.

Параллельно с этим Олег Серганов, курировавший по должности вице-мэра социальную сферу, расставил «своих», либо лояльных людей на руководящие посты: в управлении образования и науки — Наталью Бондаренко (в прошлом адвоката, супруг которой, также адвокат, неоднократно работал с лидерами БИМС, оказывая профессиональные услуги); в управлении здравоохранения — Игоря Понитаева (после передачи управления в ведение края Понитаев И.В. стал главврачом центральной горбольницы); в управление культуры — Татьяну Ольшевскую; в отдел по делам молодежи — Руслана Козореза; в отдел по спорту — Сергея Лысенко, и в отдел общественных связей — Валерия Хирса.

Помимо этого, с 2007 года, после бегства за границу от уголовного преследования за контрабанду Сергея Бастракова, Олег Серганов стал лично отлаживать и закреплять связи с силовым блоком, не забывая и военных, так как входил в состав городской призывной комиссии и курировал организацию и проведение массовых культурных и патриотических мероприятий.

Войдя однажды во вкус власти, сдавать ее кому бы то ни было члены группировки БИМС не собирались. Тем более, что после «контрабандного дела», фигуранты которого успели скрыться не только из Находки и из России вообще, а в «сети» следствия попались лишь мелкие сошки, вроде инспекторов таможни с поста в Восточном порту, снова несколько изменилась расстановка сил, причем интересы БИМС практически не были затронуты. И когда на уровне федерального центра были озвучены многообещающие проекты ВСТО-2 — строительства нефтепровода «Восточная Сибирь — Тихий океан», с конечным пунктом в бухте Козьмина, где должны были строить крупный нефтеналивной порт, да еще проект строительства нефтеперерабатывающего комбината на территории Находкинского округа, то у многих авторитетных деловых людей загорелись глаза: грандиозные проекты сулили, в случае участия в них, серьезные барыши.

К тому времени в Восточном порту уже был реализован проект строительства основ для нефтегазовых буровых платформ, тоже выглядевший перспективным, но находкинским деятелям не достался — его перехватили Геннадий Катков с Игорем Борботом, с силовой поддержкой на уровне края и даже столицы. Затем последовали стройки саммита АТЭС-2012, к которым на мощностях Находкинского СРЗ делались крупные заказы — звенья мостовых пролетов. Ну и растущие год от года объемы перевалки угля в портах, где кроме местных стивидоров стали работать и мощные конкуренты, в лице ФПГ общероссийского масштаба или обладавшие мощным капиталом и лоббистким потенциалом, вроде Руслана Кондратова. Говоря проще, деньги в Находке и окрестностях были и объемы их оборота росли неуклонно. Как при таких условиях криминальные структуры могли отступить?

Ответ один: только путем силовой «зачистки», которую с подачи экс-полпреда президента в ДФО Олега Сафонова стали почему именовать «декриминализацией региона». Но вот как раз собственно города Находки этот процесс никак не затрагивал. Власть и бизнес на территории городского округа были поделены, главными игроками выступали БИМС и ОПГ Евгения Романова, некоторые сектора «теневого рынка» оставались под контролем диаспор: сбыт наркотиков и нелегальная миграция — у кавказцев, гостиничный сервис и часть судоходства, а также основной китайский импорт на местный рынок — у корейской диаспоры, охранные структуры, торговля судовым топливом, частично розничные рынки — у остатков ОПГ «Вэпса», а Романов «снимал сливки» с игорного бизнеса (с 2006 года ушедшего в тень), строительства и благоустройства (им в партнерстве с Аветисяном и Лушниковым контролировались бизнес-центр «Буревестник» рядом с мэрией и думой, на площади Ленина и воздвигнутый позднее ТРЦ «Мега», а также множество других фирм и объектов), тогда как его брат, Всеволод Романов, участвовал в бизнесе краевого масштаба и продвигал свои деловые интересы на Сахалине.

О масштабе влияния Евгения Романова можно судить лишь по одному факту: после его громкого ареста в апреле 2012 года и помещения в СИЗО по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере и в браконьерской охоте, адвокаты пытались дать взятку в МВД РФ за изменение меры пресечения — в размере 3 млн долларов США. В итоге адвокат сам стал подследственным, а Романов остался под стражей, но в конечном итоге был осужден только за браконьерство, а дело о мошенничестве, возбужденное по жалобам Виталия Уса — бывшего члена ОПГ «Вэпса», — развалилось в суде и Евгений Романов вышел на волю с условным сроком.

В период, когда Романов находился под следствием и судом, в Находке в очередной раз обновился силовой блок. Во главе городского отдела МВД встал полковник Александр Саркисов, выходец из Приморского УБОП и Главка МВД по ДФО, упраздненного в 2014 году, были заменены городской прокурор и начальник службы ФСБ, еще раньше с поста транспортного прокурора был уволен преемник Дениса Бабикова Андрей Горелов, а из транспортной полиции ушел на пенсию Александр Герлихман. Сплоченность «силовой группировки» была нарушена, чем не преминул воспользоваться Саркисов — по слухам, приложивший руку к посадке Евгения Романова в 2012 году и к посадкам «авторитетов» Александра Расторгуева и Армана Айрапетяна в Уссурийске, — первым делом начальник полиции предпринял акции против БИМС, в связи с арендой и эксплуатацией пляжей и баз отдыха в Ливадии и Южно-Морском. Но особо не преуспел. Зато сумел повлиять в определенной степени на политический расклад, в 2014 – 2016 годах, поспособствовав возбуждению уголовных дел в отношении депутата ЗС ПК Руслана Маноконова, вице-мэра Находки Александра Белова, а в дальнейшем и спикера Находкинской городской думы Михаила Пилипенко, что, в конечном итоге, способствовало назначению главой администрации города Андрея Горелова, представителя «силового блока» и некоторому ослаблению позиций БИМС.

Однако вскоре после освобождения Евгения Романова, решившего продвинуть в политику своего брата Всеволода, который стал депутатом ЗС ПК в 2016 году, в результате нажима каких-то загадочных лоббистских рычагов, полковника Саркисова перевели в УМВД по ПК бороться с наркотиками, а БИМС продолжил действия по установлению контроля над администрацией города. И когда в политический кризис уже нынешней весной вмешался и.о. губернатора Андрей Тарасенко, последней судорожной попыткой БИМС была потуга назначить и.о. главы администрации Олега Серганова вместо Бориса Гладких. Попытка не увенчалась успехом, но ситуация осталась выгодной для БИМС: из шестерых кандидатов, прошедших предварительный отбор на пост главы администрации – Виталий Кожевников (вице-мэр по ЖКХ), Олег Кутняшенко (возглавивший контрольно-счетную палату города Находки, экс-депутат гордумы) Дмитрий Малявин (глава местного департамента труда и соцразвития), депутат гордумы от КПРФ Владимир Евстратов, депутат гордумы от СР Валерий Мишкин и сам и.о. главы администрации Борис Гладких – трое, Кожевников, Малявин и Кутняшенко – лояльны БИМС, а Борис Гладких хоть и не союзник им, но более-менее нейтрален.

Читайте также материалы из цикла «Криминал Находка»:

«Криминал Находки» — часть 1. Зона Беспредельной Свободы

«Криминал Находки» — часть 2. Государство в государстве

«Криминал Находки» — часть 3. Смена криминальных поколений.

«Криминал Находки» — часть 4. Передел бизнеса

«Криминал Находки» — часть 5. Времена мнимой стабильности.

 

Похожие сообщения