«Криминал Находки» — часть 5. Времена мнимой стабильности.

С 2004 года, когда администрацию Находки возглавил Олег Колядин, прежде успевший поруководить проблемным рыбным портом, вокруг которого 3 года гремели «рейдерские войны», ситуация в городе стала меняться. По различным направлениям, включая вполне позитивные для жителей: вопросы благоустройства, ремонта и содержания дорог, даже застарелую проблему с водоснабжением удалось решить в довольно короткие сроки, и жители Находки, забывшие, что в кранах бывает горячая вода, с изумлением обнаружили ее вновь.

Но при этом новая власть — в лице Колядина с новыми заместителями и советниками из БИМС, Бастраковым, Сергановым и Маноконовым, — активно принялась расчищать территорию, причем, в буквальном смысле. Требовались ресурсы, главным образом — земля, и жители Находки вдруг узнали, что у многих из них, оказывается, незаконные и подлежащие сносу гаражи, бытовые постройки на придомовых территориях и кое-где даже детские площадки с качелями. В жилые кварталы города стали регулярно захаживать крепкие молодые мужчины, объяснявшие местным жителям, что их гаражи либо придется сносить, либо платить за аренду земли вполне определенной коммерческой структуре и по далеко не щадящим ставкам за квадратный метр.

В это же время, благодаря изменению федерального законодательства, поселки Ливадия и Южно-Морской, бывшие изначальной вотчиной БИМС, а также поселок Врангель (где расположен порт Восточный), вошли в административное подчинение Находкинского городского округа, и представители БИМС, закрепившиеся в мэрии Находки, получили в этих поселках не только реально-теневую власть, которой обладали и прежде, но и вполне легальную, официальную власть. Там в течение 2005 года представителями БИМС через их коммерческие структуры были взяты под контроль все основные пляжи и места отдыха — весьма популярные у приморцев, — и эта ситуация сохраняется поныне, несмотря на все принимавшиеся меры и многочисленные жалобы.

После прихода представителей группировки к официальной власти в городе Находке и окрестностях, первыми их действиями были налаживание связей с аппаратом мэрии и думы города Находки, максимальное внедрение «своих людей» в предприятия и службы жизнеобеспечения города: водоснабжения и водоотведения, тепло- и энергоснабжения, управляющие компании, сферу ритуальных услуг. Так под контролем людей, близких к БИМС, попали водоснабжающие предприятия во Врангеле («Водострой», «Водосток», «Чистая вода», «Врангель-Водосток», «Горный ключ» и др.), где основной учредитель Геннадий Пиндус был принужден к «сотрудничеству», а брат Руслана Маноконова, Роман Маноконов стал «партнером». Помимо этого люди группировки были внедрены в МУП «Бодрость» и МУП «Бюро специальных услуг», где монополизировали похоронные услуги и собственно кладбища, взвинтив цены и получая «черный нал», не отражаемый в документах, а «конкурентами» были фирмы «Тихая обитель» и «Тихая пристань», куда в качестве «партнера» входил опять-таки Роман Маноконов.

Также люди, близкие к БИМС, контролировали группы «Горжилуправление», «Конус» и «Амарант» — эти фирмы специализировались на управлении многоквартирными домами жилого фонда города Находки. Принадлежащие известному предпринимателю Самвелу Аветисяну (постоянным партнером которого был Евгений Романов) ООО «Набо», «Тина» и «Масис» получали муниципальные подряды на ремонт дорог и благоустройство. А криминальные группировки подпитывались откатами с этих подрядов. Был даже случай, когда один из доверенных лиц, некто З., не довез до кассы БИМС порядка 40 миллионов «откатных» рублей, инсценировал свое похищение и скрылся в Таиланде. Но вскоре был там разыскан, доставлен обратно вместе с деньгами, побит для профилактики и работает дальше под контролем группировки.

Но истинным «золотым дном» стали контрабандные каналы, активно работавшие в портах Находки, рыбном, Восточном, а также через мелкие причалы в той же Ливадии и Южно-Морском. В том числе на судах, принадлежащих подконтрольным группировке фирмам, включая «Агентство ГиР», «Эстер», «Остшиппинг». При этом широкую огласку получили лишь несколько фактов выявленной контрабанды, как, например, с рефрижераторным судном «Симпер Фиделис» под флагом Камбоджи, задержанном в рыбпорту Находки с грузом около 3 тысяч тонн мороженой мясопродукции в контейнерах, вместо указанных в декларации стройматериалов, в сентябре 2005 года. Скандал был громким, однако судно стараниями местных таможенных начальников и оперативной таможни, было отпущено на реэкспорт вместе с контрабандным грузом. В этом сыграла свою роль дружба Сергея Бастракова и его партнеров по контрабандному сообществу (Сергей Хе, Вячеслав Мейн, Сергей Мязь и другие) с местными силовиками.

Силовики Находки, главным образом местная служба ФСБ и транспортная прокуратура, возглавляемые в то время, соответственно, Игорем Лукьяновым и Денисом Бабиковым, с их заместителями, соответственно Сергеем Щеголеватым и Андреем Гореловым, а также местный отдел МВД и ЛОВД на транспорте, сами вполне тянули на статус сплоченной и мощной группировки. К сожалению, их мощь не была направлена на борьбу с местным и краевым криминалом, а лишь на создание видимости таковой борьбы — тогда как на самом деле транспортная прокуратура Находки громко села в лужу рядом с местной ФСБ когда в конце 2006 года нагрянула оперативно-следственная группа Виктора Гриня из Генпрокуратуры при силовой поддержке столичного спецназа МВД «Витязь». Крупные фигуры, включая вышеназванных бизнесменов и руководителей Находкинской таможни, экстренно бежали за границу, по силовому блоку прошла нервная дрожь, но закончилось все легким испугом: никого из местных силовиков не то, что не посадили, но и не сняли с треском с должностей. И вторая волна нервной дрожи последовала лишь через несколько лет — в связи с историей Омари Джанмирзаева.

Этот молодой человек, сын авторитетного неформального лидера дагестанской диаспоры Нур-Магомеда Джанмирзаева, дружил и тесно сотрудничал с местными силовиками, в т.ч. с ФСБ и МВД, поскольку сожительствовал с дочерью Александра Крюкова, отставного полковника, бывшего начальника службы ФСБ по г. Находке. За счет этого Джанмирзаев младший был осведомлен о многих делах силовиков и «крышуемых» ими коммерсантов. Но в конце 2008 года Омари рассорился с неофициальной женой и влиятельным тестем, после чего его стали выдавливать из всех видов бизнеса и реально «прессовать»: Омари пережил покушение со стрельбой, попытку похищения и несколько попыток уголовного преследования. Осенью 2009 года Омари Джанмирзаев, отчаявшись бороться в одиночку против силового блока Находки, обратился в прессу и дал обширный материал каналу РЕН-ТВ и местным журналистам. После этого в ноябре 2009 года, Омари Джанмирзаев бесследно исчез. Занимавшиеся расследованием обстоятельств его исчезновения майор МВД Григорий Давыденко был найден мертвым в своей квартире 10 мая 2010 года. А в ночь на 13 мая в результате ДТП погиб подполковник ФСБ Евгений Курчин, который помогала майору Давыденко в его расследовании. Обе смерти офицеров были признаны некриминальными, уголовных дел по ним не возбуждалось. Дело по исчезновению Омари Джанмирзаева поныне не раскрыто и приостановлено. Однако хоть и  негласные, последствия все же были: в Находке поэтапно сменили руководство службы ФСБ, МВД, транспортной и городской прокуратур, отдела следственного комитета. А в начале 2012 года, после ухода в отставку из центрального аппарата ФСБ России Юрия Алешина, считавшегося своего рода «крестным отцом» группировки силовиков Находки, был внезапно арестован другой «крестный отец», Евгений Романов. Чье влияние и вес  криминальном мире создавали определенный баланс сил с БИМС, и этот баланс был нарушен, перевес окончательно оказался на стороне БИМС, оставшихся при бизнесе и власти в городе.

Читайте также материалы из цикла «Криминал Находка»:

«Криминал Находки» — часть 1. Зона Беспредельной Свободы

«Криминал Находки» — часть 2. Государство в государстве

«Криминал Находки» — часть 3. Смена криминальных поколений.

«Криминал Находки» — часть 4. Передел бизнеса

Похожие сообщения