Чем дальше в лес, тем толще кошельки

Глава региона Андрей Тарасенко обнаружил во вверенной ему уссурийской тайге не только ценные виды древесины, но и множество проблем

В конце июня глава региона на встрече с дальневосточными учеными из ДВО РАН и ФАНО, обсуждал проблему лесовоспроизводства в Приморском крае, которая с каждым годом становится всё острее. В первую очередь такая тенденция связана с неэффективностью принимаемых властями мер для борьбы с лесным браконьерством, «серым» экспортом леса-кругляка и воспроизводством в крае лесных ресурсов. В итоге, руководитель департамента лесного хозяйства Приморья Дмитрий Рыбин, отработавший в этой должности менее полугода, уволился вслед за экс-губернатором Владимиром Миклушевским — по доброму совету президентского полпреда в ДФО Юрия Трутнева. Сменивший его Валентин Карпенко, выходец из Приморлесхоза, также в конце июня получил «подкрепление», в лице нового руководителя Приморского краевого лесничества, Дмитрия Семикина. Но пока эти меры — лишь очередные в ряду многочисленных перестановок кадров в лесном хозяйстве Приморья, проводившихся в последние 5 лет, когда директоров департамента меняли регулярно, но проблем эти ротации не решали.

Так в период губернаторства Владимира Миклушевского директорами департамента лесного хозяйства успели поработать Валерий Чирков (в 2013 году), затем исполнял обязанности его зам, Сергей Пстыга, с июля 2014 года ведомство возглавлял Эдуард Машков (протеже друга Владимира Миклушевского и экс-директора ХК «Адмирал» Ильи Митькина-Спокойнова,), в конце 2015 года его сменил Владимир Иванов, который смог удержаться на должности почти два года, и, наконец, Дмитрий Рыбин — успевший до увольнения отчитаться перед депутатами ЗакСобрания края о работе ведомства и о его бедственном положении.

Отчет Рыбина, по итогам работы на конец прошлого года, следует помнить, как и результаты работы некоторых его предшественников, хотя бы для того, чтобы понимать происходящее в лесном ведомстве.

«Для мониторинга обстановки в приморских лесах и своевременного обнаружения и тушения очагов пожаров на малой площади, по данным департамента, требуется 1177 летных часов ежегодно. На их обеспечение необходимо еще 96,2 млн рублей. Для несения службы на земле государственным лесным инспекторам требуется дополнительно 170 единиц техники на общую сумму 122,2 млн рублей. На сегодняшний день надзор ведется при полном отсутствии служебного транспорта. На балансе КГКУ «Приморское лесничество» числится 159 единиц транспорта, 156 из них — полностью изношены», — сообщалось в докладе руководителя профильного департамента.

«Плюс у нас абсолютно неадекватная и неоптимальная штатная структура департамента. Самая главная бомба заложена в том, что нам были переданы полномочия департамента природопользования. Но даже на 20% мы не закрываем то штатное расписание, которое должно быть для их исполнения. У губернатора уже месяца полтора лежит без движения наше письмо об этом», — сообщил Дмитрий Рыбин депутатам.

В довершении всего, по данным департамента, работники лесного хозяйства совершенно не замотивированы на исполнение своих служебных обязанностей – отсутствует система материального поощрения, а зарплата самая низкая по отрасли в ДФО.

Вряд ли ситуация в департаменте и Приморском лесничестве с тех пор серьезно изменилась в лучшую сторону — просто потому, что в краевом бюджете не были предусмотрены те деньги, об острой нехватке которых говорил экс-руководитель департамента лесного хозяйства, а с Рослесхозом лишь предполагалось «установить контакты» для обсуждения проблемы и поиска путей ее решения. На конец прошлого года краевые предприятия, подведомственные департаменту, фактически были банкротами, плюс — уголовные дела по фактам нарушений лесного законодательства, включая так называемые «проходные рубки», осуществлявшиеся КППК «Приморское ЛХО» (на данный момент ликвидированным) в 2014 – 2015 годах в местах, где в таких рубках не было нужды и под видом профилактических мер происходила, фактически, незаконная заготовка древесины, повлекшая ущерб казне почти в 280 миллионов рублей.

Поэтому, наверное, ученые из Федерального научного центра биоразнообразия ДВО РАН не склонны к оптимизму в оценках ситуации, а предрекают серьезные проблемы с вырубкой лесов на территории Приморья уже буквально через два-три десятилетия. По словам директора центра Андрея Гончарова, нынешние меры по воспроизводству — профанация, а лесопользователи в лучшем случае создают видимость мер по восстановлению лесных ресурсов, тогда как государство не может их принудить к соблюдению требований законодательства в этой сфере.

В ответ глава Приморского края сообщил ученым, что восстановление лесов будет включено обязательным пунктом в договора с лесопользователями, которые получат лесные участки на аукционах. Но вот эффективность этих пунктов в договорах и контроль за их соблюдением пока остаются под вопросом. Равно как и сомнительными представляются меры, по внедрению инвестиционных проектов, которыми предполагается обусловить выделение лесных делян по принципу «хочешь добывать древесину — обеспечь ее переработку».

На самом деле, и это давно не секрет в Приморье, в формировании таких инвестиционных проектов замечены предприниматели и компании, не раз прежде засветившиеся в реализации сомнительных схем при продаже на экспорт древесины, когда древесина, фактически, продается лесопромышленниками по минимальной цене самим себе, через аффилированные фирмы, а после уже этими компаниями перепродается реальным конечным покупателям по рыночным ценам на тот или иной вид древесины.

В этих процессах ключевую роль играют китайские предприниматели и компании, щедро кредитующие местных лесопользователей под проекты по заготовке определенных видов древесины, которую такие «инвесторы» буквально скупают на корню, обеспечивая бригады лесорубов наличными, зачастую «черными», не поддающимися эффективному учету и контролю со стороны государства. А лес, вырубленный на авансированные китайским бизнесом деньги, потом правдами и неправдами уходит на экспорт, либо, в лучшем случае, на подконтрольные тем же бизнесменам из Поднебесной, лесопилки — конечная продукция которых уходит, опять же, в КНР.

В качестве примера не эффективности работы лесного ведомства в Приморском крае можно привести уголовные дела, возбужденные в 2017 году по фактам незаконных рубок, выявленных в предыдущие 2015-2016 гг., но лишь после множественных обращений в прокуратуру и дополнительных проверок районными отделами МВД, когда, наконец, подтверждались ранее установленные факты и принимались законные меры. Но расследование таких запоздалых дел, как правило мало эффективно и лесных браконьеров не пугает — они успевают замести следы так, что доказательств не сыскать. И если в корне не переломить эту ситуацию, наладив работу департамента лесного хозяйства и подведомственных ему краевых предприятий, то иного результата ожидать не стоит: древесина остается весьма привлекательным и высокодоходным видом «теневого бизнеса».

Фото: Интерфакс, Администрация Приморского края